Индия Ру!
India.ru
Впечатления
 
 
Рассказ о путешествии по Индии в марте 2003 года

Опубликовано Январь 2007

, что как раз в то время, когда он писал свою книгу, Бабаджи действительно появился в человеческом теле. Между 1800 и 1922 годами одним из Его имен было Хайдакхан Баба, так как он проводил много времени в маленькой деревушке Хайдакхан у подножия Гималаев. Он был также известен как Шива Баба.

В 19 веке Бабаджи в форме Хайдакхан Бабы был известен в районе Гималаев. Рассказывают много историй о Его сверхъестественных силах: воскрешениях из мертвых, исцелениях, нахождении в течение многих часов и дней между кострами и выходе оттуда невредимым*;

* Имеется в виду йогическая практика длительного сидения между пятью кострами - четыре из них разжигались по четырем сторонам от тела подвижника, а пятым - являлось жаркое, нещадное индийское солнце (прим. ред.).

появлении в нескольких местах в одно и то же время; преподнесении в дар плодов, сезон которых уже прошел; умении писать на древних языках.

В 1922 году Он посетил раджу Ашкота, который потом помогал нести паланкин Бабаджи из города. В месте слияния двух рек Бабаджи, обещая вернуться еще раз для спасения человечества, вошел в воду. Очевидцы рассказывают, что он сел в йогическую позу, обратился в свет и исчез.

В течение последующих сорока восьми лет Бабаджи иногда появлялся перед своими почитателями, но, казалось, не поддерживал своего физического тела. Тем не менее, те, кто взывал к Нему с верой и преданностью, были благословлены Его появлением и видениями, о чем свидетельствуют многие истории того периода. Вероятно, самым ревностным преданным Бабаджи в то время был великий святой по имени Махендра Баба. Он искренне провел всю свою жизнь в поисках, поклонении и служении Бабаджи.

Впервые Бабаджи появился перед ним в день его рождения, когда ему исполнилось пять лет, и дал ему сладости. С тех пор Махендра Баба не мог забыть Его божественные черты. Закончив обучение, Махендра Баба провел 25 лет в поисках Бабаджи в Тибете, Непале и Индии, вознося молитвы и подвергая себя суровой аскезе. В конце концов в 1949 году в гималайских предгорьях близ Алморы он увидел изображение Хайдакхан Бабы в своем последнем воплощении. Махендра Баба распознал в этом сверхъестественном существе, исчезнувшем 27 лет назад, человека, который появился перед ним в день рождения. После этого Бабаджи вновь явился Махендре Бабе, даровал ему просветление и дал указание подготовить Его приход в мир в физическом теле.

Последующие двадцать лет Махендра Баба провел, восстанавливая старые храмы Хайдакхан Бабы и Его ашрам в северной Индии; он собирал преданных и давал им духовные наставления о том, как подготовиться к возвращению Бабаджи.

Махендра Баба был не единственным человеком, предсказавшим приход Махаватара Бабаджи в 1970 году. Другие также получали откровения о новом появлении Бабаджи. Были опубликованы детальные рассказы на хинди о том, как это должно произойти. В 1970 году один житель северной Индии увидел сон, в котором его давно умерший отец, сообщив, что Бабаджи вновь появился, велел ему отправиться в пещеру в Хайдакхане. Он послушался отца и, придя к пещере, обнаружил там святого в облике юноши. Это был Бабаджи.

Фотографии, сделанные в первые годы Его появления сильно напоминают описания Бабаджи, данные Лахири Махасайя и помещенные в книге Йогананды.

В 1970 году и последующие несколько лет Бабаджи выглядел скорее как нечто неземное. Он почти не разговаривал, часами сидя в медитативном трансе, неподвижный подобно мраморной статуе. Однако, когда преданные делали пранам (простирание) у Его ног, Он часто поднимал руку в знак благословения. Люди не могли смотреть Ему в глаза, столь велика была их сила. Многие боялись Его: таким недоступным Он казался. Однако через несколько лет Он стал казаться более близким и человечным в те минуты, когда Он сидел, разговаривал, смеялся, наполняя воздух Своим присутствием. Люди, которые знали Его почти с момента появления, говорили, что Он "скрыл" Себя. Тело Света, которое было так доступно людскому взору в первое время после Его появления в физической форме, теперь Он открывает только некоторым в особых видениях и снах.

То, как человек воспринимает Бабаджи, зависит от того, как сам Бабаджи открывается ему. Шейла, индийская преданная, впервые встретила Бабаджи в 1972 году. Она выросла в семье, которую часто посещали различные святые и гуру, так что она пресытилась этим; ее больше не интересовали такого рода встречи. Однако ее все-таки убедили встретиться с Бабаджи. Когда она впервые увидела Бабаджи, то разговаривала с Ним внутренне. Она мысленно попросила Его, если Он действительно такой, как о Нем говорят, чтобы Он раскрыл ей Себя. Следующие полчаса, она постоянно щипала себя, чтобы убедиться, что это не сон, при этом, глядя в лицо Бабаджи, которое менялось как в калейдоскопе с одной формы Бога на другую, пробегая пантеон индусских и других божеств.

Я также видела Его своими собственными физическими глазами как великого Господа Шиву, с голубой кожей и укрепленным на голове пучком спутанных волос; Его алмазоподобные глаза являли собой океан блаженства. Один раз я видела Его лицо как Ханумана, возлюбленного бога с лицом обезьяны, который, как говорят, является манифестацией Шивы. Хануман дарует исполнение всех желаний своим преданным; является великим слугой Господа Рамы и Его супруги Ситаджи, чье совершенство в преданности и служении уже давно были моим идеалом. В другой раз я увидела, как Его лицо превратилось в лицо моей матери. Это переживаение было так же исключительно, как и другие.

Теперь вы понимаете, почему так трудно описать Его. Учитывая ограниченность нашего ума, можно описать Его так: Его лоб чрезвычайно широк и высок, Его темные волосы, блестящие и вьющиеся, напоминают волны священной реки Ганги, которая, чтобы не разрушить землю своей силой, как говорят, должна течь на землю сквозь волосы Шивы. Его Глаза, темные, сверкающие и смеющиеся, наполнены блаженством и бесконечны по своей глубине; кажется, что они содержат или отражают целый космос. Временами у меня возникало ощущение, сравнимое с тем, когда смотришь на небо с высокой вершины в ясную безлунную ночь. Я видела Бабаджи в гневе, если судить по Его движениям и голосу, но никогда не видела, чтобы в Его прекрасных глазах, отражающих океан мира, было что-либо, кроме мягкости, сострадания и любви. Его нос утонченный, но сильный, порой слегка раздувающийся, часто напоминал мне первоначальную энергию и радость молодого дикого жеребенка. Его рот выразителен, как и все остальные черты. Лик Его полон, подобно солнцу. Его красота - за пределами этого мира.

Я люблю Того прекрасного,

который бессмертен,

не подвержен распаду,

у него нет формы,

места и страны,

нет конца и меток рождения.

Я люблю Его, о Мать! Слушай.

Я люблю Того прекрасного,

у которого нет уз, нет страха,

нет рода, нет земли,

нет границ владений,

за Его красоту.

(из «Сказаний о Шиве»)

Его тело достаточно крупно. Временами кажется, что Он несет всю Землю в Своем животе. Как-то Он сказал одному преданному, что в животе у Него пять детей. Кто-то объяснил, что это означает все сотворенное, состоящее из пяти элементов: земли, воды, огня, воздуха и эфира. Один преданный на себе испытал следующее: однажды он "вошел" в тело Бабаджи и действительно увидел, что в нем содержится вся Вселенная.

Несмотря на этот груз, движения Его грациозны. Иногда Он ходит с посохом, и порой кажется, что Его стопы, подобно цветку лотоса, не касаются земли. Иногда Он не оставляет на земле следов. Когда Он однажды встал на весы, они показали 75 кг (около 165 фунтов). Однако Он носит свой вес как пушинку. Он мог взбежать на гору, как будто к Его стопам были привязаны крылья. Люди, которые Его поднимали, рассказывали, что им казалось, что в Нем почти не было веса. Есть книга на хинди, которая описывает космическую значимость каждой части Его физического тела. Порой возникает ощущение, и об этом написано в книге, что даже малейшее Его движение влияет на весь космос. Когда Он откидывает назад голову во время взрыва смеха или слегка кивает в знак согласия на вопрос преданного, то сердце человека переполняется огромной любовью к Нему.

Аромат Его присутствия нельзя спутать ни с каким другим, он уникален. Некоторые считают, что он подобен мускусу, хотя Его аромат не похож ни на один из тех, что я когда-либо чувствовала. Этот аромат навсегда остается в тех вещах, которыми Он пользовался, в Его шали, Его подушке. Один преданный, с которым Бабаджи был несколько дней в Дели, рассказывал мне, что Его божественный аромат сохранялся в комнате около шести месяцев и был ощутим даже для людей, которые ничего не знали о Нем или Его визите. Однажды, когда я убирала площадку возле Его комнаты в Хайдакхане, Его аромат был особенно ощутим. Однако Бабаджи не было в ашраме уже два с лишним месяца.

Прекрасный цветок творения, океан милости без каких-либо мотивов; зачем Он пришел в этот мир? Мирским умом невозможно постичь природу Бабаджи. Однако у Бога есть те, кому Он "шепчет на ухо". Для них Он пришел в этот мир.

Вот Его слова:

"Я везде - в каждом вашем дыхании. Я пришел помочь вам постичь единство за пределами всех разделений. Я покажу вам свободу, которую вы себе не представляли. Вы должны искать такое единство, которое несет осознавание того, что мы все - одно. Ищите гармонию во всем, чтo вы делаете. Я - гармония. Если вы в мире, то и Я в мире. Если вы в беспокойстве, то и Я в беспокойстве. Если у вас проблемы, то и у Меня проблемы. Если вы счастливы то и Я счастлив. Будьте счастливы. Имейте доверие. Все зависит от доверия.”

Бабаджи пришел в мир, чтобы устранить узы скорби людей, изменить их сердца и умы, установить золотой век Истины. Его учение исходит из безграничной милости и любви. Его учение - такое простое и сильное, способно растворить все грехи мира; и в то же время оно естественно, близко внутренней сущности каждого. Оно - основа всех религий.

Учение Бабаджи трехгранно:

1) Живите в Истине, Простоте и Любви;

2) Вспоминайте Бога всегда, повторяя Его Имя. ХотяОн говорил, что для обращения к Богу подходит любое Его имя, Он учил, что Махамантра, одна из основных мантр ОМ HAMA ШИВАЙЯ. Это - высшая мантра. Она означает что «Я доверяюсь Богу» или «Я нахожу прибежище в Боге». Повторяйте это всегда. Это очистит сердце и ум так, что вы сможете ощутить: Бог внутри вас;

3)Трудитесь - выполняйте Карма - Йогу. Работайте для блага человечества, отдавайте всего себя другим, всю свою энергию и изобретательность. Праздность, говорил Он, это смертъ, плодородная почва для зла. Работая и посвящая все Богу, человек обретает Бога.

ОМ НАМА ШИВАЙЯ»

Ашрам расположен на гористом берегу реки Гаутама Ганга. Он состоит из трех частей: верхнего ашрама, нижнего ашрама и ашрама на дугом берегу реки, так называемом Gufa side (сторона Гуфа). За проживание в ашраме берут плату: 150 рупий (для менее обеспеченных людей 75 рупий). Комнаты для проживания расположены в двухэтажном доме. Меня поселили в комнате на четырех человек, кроме меня там жили две немки. У ашрама есть свои сады и огороды. Все работы в ашраме выполняют обитатели. Все люди, проживающие в ашраме, обязаны следовать распорядку дня.

РАСПОРЯДОК ДНЯ

4:00 подъем, купание в реке

4:45 чандан и огненная церемония

6:30 арти и киртан (песнопения)

8:00 завтрак, общее собрание

9:00-12:00 карма-йога

12:00-12:30 обед

13:00-15:30 отдых, купание в реке

15:30-17:30 карма-йога

18:00 время медитации (повторение мантры «Ом намах шивайя»)

18:45 арти и киртан (песнопения)

20:30 ужин

21:30 наступление тишины, отход ко сну

В ашраме требуется поддерживать чистоту в жилых помещениях, женщины должны носить сари или пенджаби и все должны менять одежду ежедневно. Моются и стирают в реке.

В первый день своего пребывания, я обследовала территорию ашрама. Спустилась вниз по 108 ступеням, походила по берегу реки, перебралась на другой берег, посидела внутри пещерки, где в 1970 году материлизовался Бабаджи. Я чувствовала как во время пребывания там, что-то неживое во мне стало заметным и ощутимым, как если бы я стала чувствовать скорлупу, в которой находилась. На другой стороне реки нашла молодого индуса лет тридцати, который имел право делать мундан, и попросила его сделать мне. Он сказал, что когда у тебя будет время отдыха, приходи, я сделаю. Во время моих блужданий по территории ашрама, забрела в тупик, в связи с чем, мне пришлось слезать с тропинки на более низкую. Тут я впервые увидела собаку, которая жила в ашраме, она бежала по дорожке, остановилась и, с неподдельным изумлением на морде, смотрела на мои манипуляции (видно нормальные обитатели ашрама так никогда не поступали). Эмоции на морде были вполне человеческими. До этого я никогда не видела столь осознанных, полных достоинства собак. Морды у них были очень осмысленными. Одна собака, рыжая, очень любила песнопения (киртаны) и каждый раз вовремя приходила на церемонию. Другая собака (белая) каждое утро в пять часов приходила на огненную церемонию. И вообще они все понимали очень хорошо.

В ашраме жило много итальянцев и немцев. У меня сложилось впечатление, что равное отношение ко всем людям, приходящим в ашрам, которое было при Бабаджи осталось в прошлом, сейчас есть группа людей, которые живут там постоянно, остальные в большей или меньшей степени остаются чужими (но это мое субъективное мнение).

На следующий день, 19 марта предстояло празднование праздника Холи. Интересное переживание было утром. Я очень люблю поспать и встать в четыре утра для меня практически невозможно. Утром после того, как прозвенел гонг, я потянулась и хотела спать дальше, как вдруг какая-то сила, явно не моя подняла меня и я стала одеваться. В 4:45 утра в каморке Бабаджи, где он жил, старый суровый индус, похожий на индейца, который жил еще при Бабаджи, делал чандан.

Делая чандан, шиваисты наносят три горизонтальные полосы пастой из сандалового дерева, красная куркума наносится на третий глаз вместе с зернышком риса. Паста сандалового дерева используется для охлаждения ума, а рис символизирует чистоту духа.

По случаю праздника Холи пришлось купить простое белое сари, чтобы не пачкать одежду. Заодно меня научили его носить. Одевается нижняя юбка и кофта. Сари, а это просто прямоугольное полотно, заправляется под пояс нижней юбки, а оставшаяся часть закрепляется на плечах.

Выдали мне бутылку с подкрашенной водой. В качестве увеселительного средства вместо алкоголя напекли пирожки из картошки с гашишем! Я съела один, но эффекта никакого не было, наверное, маловато. И вот, все как сумасшедшие начали брызгаться подкрашенной водой, потом пели песни и танцевали. В конце все пошли отмываться в речку. Как часть ритуала, надо было пустить по течению часть своей одежды, как подношение Ганге. Ну, я и спустила по течению сари. В связи с праздником в этот день не было никакой карма-йоги.

На следующее утро 20 марта я решила подняться на гору Кайлаш, которая находилась рядом с ашрамом на другом берегу реки. В проводники мне дали молодого индуса и посоветовали взять с собой фрукты, чтобы сделать подношение, так как на верху был шивалингам (символ Шивы). Дорога вверх заняла два часа. Индус всю дорогу посмеивался надо мной, над тем, как лезу в гору. Наверное, для него зрелище было забавным: белая женщина в очках, в индийской одежде пыхтит и лезет в гору. Для тех, кто с детства привык ходить по горам, подъем не составляет большого труда.

На верхушке горы стоял небольшой шивалингам. На вершине мы встретили Nagababa, который жил неподалеку от шивалингама. Это индус лет тридцати-сорока с кожей такого темного цвета, почти как у негра, он не говорил по-английски. Он вначале был очень суров, а потом как-то внезапно подобрел и пригласил нас в гости. Сам он жил в небольшой каменной каморке. Мне предложил залезть вовнутрь, но я не решилась, слишком там было тесно. Пришли туда мы около девяти утра и первое, что он сделал, он сообщил нам, что сегодня в шесть утра сумасшедшие американцы начали войну в Ираке. Как он узнал, было ли у него радио, сказал ли кто-то из местных, или он информацию получает напрямую и космоса, я не знаю.

Рядом с его домом находиться было приятно, он вынес одеяло и предложил отдохнуть. Я заснула и проспала часа два. После того, как проснулась, мы перебрали рис, и индус поставил его вариться. Также он стал готовить чай со специями. Он показывал фотографии, которые ему прислали из Франции. На фотографии он стоял обнаженным вместе с туристом из Франции. Некоторые садху по традиции ходят обнаженные. Пообедали рисом и чаем. Было вкусно.

Nagababa спросил замужем ли я, я ответила, что нет. Он обрадовался и предложил остаться жить вместе с ним... Я подумала: «Вот попала!» Как можно вежливее, стараясь его не обидеть, поскольку никаких особенных чувств я к нему не испытывала, я ответила: «Я не могу, у меня мама в Москве!». Он так: «А, мама...» Проводник индус начал говорить: «Да что тебе еще надо, смотри Индия, гора Кайлаш, что тебе комфорт нужен, мебель, да?» Вопрос конечно риторический. И тут Nagababa вполне по-мужски начал показывать свое хозяйство: «Вот, посмотри я тут новый дом сам строю!» Дом это стены без крыши из камня с дверью, закрытой на замок, размер дома где-то два на три метра. Похвалила я его строение, и стали мы собираться вниз в ашрам. Nagababa пошел с нами. Меня поразило, что, уходя, он закрыл дверь на замок, а топор закопал в кучу с песком. Мне вспомнился Непал, где в горах никто ничего не запирает, потому что не воруют.

Спускались мы медленно, Nagababa вел себя очень внимательно, подавал руку, на остановках стелил свою накидку, короче ухаживал. Я старалась вести себя как можно более нежно и приветливо.

Когда спустились к ашраму, мне сказали что приехали двое русских из Казахстана и что они отдыхают после дороги у чайного киоска. Мы спустились к чайному киоску и встретили там директора Центра Классической Йоги из Казахстана Бондаренко Александра Александровича (Свами Ахилеша Сарасвати) и его жену Ольгу.

Мне показалось, что Nagababa чужой в ашраме, он даже как будто оробел, когда сидел и прислушивался к нашему разговору. Вскоре он попрощался и ушел по своим делам.

Саша и Оля примерно по семь месяцев в году путешествуют по Индии по разным местам, в остальное время занимаются организацией работы в центре. Оля ведет занятия йогой с беременными женщинами, в результате чего значительно снижается количество патологий при родах, детишки рождаются более спокойными, здоровыми и осознанными. В нынешнем Казахстане все руководящие посты занимают казахи. Саше, как русскому директору Центра йоги приходится нелегко, а казахского директора не находится: не хотят казахи заниматься йогой и все тут. Путешествуют они по Индии практически также как индийские садху, почти совсем налегке. Единственно носят с собой набор посуды и маленький примус. Оказалось, что они очень приветливые и общительные люди, очень близкие к природе. Оля, видя, что я мою яблоки, сказала мне: «А зачем ты моешь яблоки, бактерии ведь наши друзья!» На что я ей ответила, что индийские бактерии нам не друзья!

Могу сказать, что находиться рядом с ними было легко и приятно, время за разговорами протекало незаметно. Много рассказывали о своих путешествиях, о приключениях. Интересно, что индусы ухитряются просить деньги у белых людей, даже если они путешествуют, так же как и индийские паломники. Наверное, в индийском менталитете прочно сидит стереотип: если белый человек смог прилететь в Индию и путешествует, значит у него много денег. Восприятие Оли и Саши было гораздо более тонкое, чем мое, весь мир вокруг был для них живым и наполненным чудесами. Мы с ними поднимались к небольшому храму Даттатреи (мудрец, который жил в давние времена), который был расположен на холме чуть повыше ашрама. По их ощущениям храм был живой и обитаемый, как будто кто-то только что разводил огонь и проводил огненную церемонию.

Большое впечатление на них произвело посещение ашрама Аммы (Мата Амританандамайи) в Керале. Ама, это женщина, которая считается святой, вопрощением Божественной Матери, и дает свой даршан необычным образом: она всех обнимает по очереди, иногда за день через ее объятия проходят иногда 15 000 человек. Для каждого посетителя готова ее сияющая улыбка и материнское объятие. Саша говорит, что она уже не человек в обычном понимании этого слова: например, она может не есть ничего помногу дней. Когда ее окружающие замучали ее просьбами, чтобы она что-нибудь поела, она, не останавливаясь, ела несколько часов, чтобы к ней больше не приставали. Многие люди остаются рядом с ней подолгу, так как находят рядом с ней все то, о чем могли только мечтать.

На следующий день 21 марта в пятницу, я получила задание по карма-йоге. Я вместе с одной англичанкой должна была отмывать каменный пол, заляпанный краской после празднования праздника Холи в Киртан-холе (зал, где раньше Бабаджи принимал посетителей). Теперь в этом зале стоит большая фотография Бабаджи. Краска впиталась в каменный пол, и оттереть ее было практически невозможно. По мере возможности мы оттерли все, что могли до обеда, оставшуюся часть закончили после отдыха. В конце концов, мы с англичанкой решили, что к следующему празднованию Холи (через год) все обязательно отмоется.

Во время отдыха я отправилась на другую сторону реки, чтобы мне сделали мундан. Конечно, мне было немножко страшновато возвращаться в Москву домой и на работу без волос, но желание от них избавиться было гораздо сильнее. Перешла на другую сторону и сказала индусу, что пришла сделать мундан, он мне ответил: «А я отдыхаю, у меня перерыв (он красил стены храма)». Я ответила: «Ничего, скажи, когда мне подойти в другое время» Он вынес одеяло и сказал: «Отдохни здесь часок, потом я сделаю» Через час на берегу речки он побрил мне голову, помыл ее и сказал: «Все, можешь идти, ты свободна» Посоветовал голову накрыть, так как нежная белая кожа могла очень быстро обгореть. Принес мне конфету, и как вы думаете какую?! Русская карамель «Мороженные трубочки», ООО Пищекомбинат «Фроловский». Такие я ела только в своем детстве и очень любила! Откуда?

Я пошла и искупалась в прохладной, быстро текущей воде реки Гаутама Ганга. Чувствовала я себя так, как будто только что родилась. Непередаваемое ощущение, что будто свалилась большая тяжесть, лицо и голова стали более легкими. Улыбка растянулась до ушей.

На следующий день я должна была уезжать, так как у меня были билеты на поезд от города Барелли до Варанаси. Оля и Саша собрались уезжать вместе со мной, они путешествовали спонтанно и не запасались билетами заранее, поэтому не были привязаны к датам и срокам. Уходили из ашрама мы пешком по реке. Наняли проводника с лошадкой, на которую нагрузили наши рюкзаки. Сами шли пешком. Саша вначале был недоволен и хотел нести рюкзак сам, но потом поддался на уговоры и погрузил его на лошадь тоже. У них в центре для развития силы и выносливости используется долгое хождение с рюкзаком, который может весить килограмм тридцать.

Путь вдоль русла реки занял два часа. В самом начале пути, неожиданно для себя самой я стала задавать себе известный вопрос: «Где я?» Внезапно моя вечно напряженная голова расслабилась, мысли исчезли, все внимание опустилось в сердце. Оказалось, что я непонятно где, но не в голове как обычно точно. Наверное, немножко странно читать про блаженные состояния разной интенсивности, которые меня охватывали, но я нисколько не преувеличиваю. На этот раз это состояние было гораздо более сильным и устойчивым. Не знаю, кто конкретно помог мне попасть в это состояние, скорее всего Бабаджи. И вот в таком изумлении я шла вдоль реки среди гор и девственной природы. Был март, после зимы без осадков речка обмелела, что сделало возможным наш поход.

Вскоре мы дошли до остановки джипа. Оказалось, что джип опаздывал, что делало вероятным мое опоздание на поезд. В тот момент я поняла, что была не совсем права, когда покупала все билеты заранее. По Индии нужно путешествовать куда глаза глядят, совсем спонтанно. Нет билета на поезд, значит, садишься на автобус и едешь. Самое главное не опоздать на самолет на родину. Приятна индийская традиция готовить чай со специями и продавать его на автобусных остановках. Сидишь, себе ждешь и попиваешь чай. Во время ожидания проезжала мимо агитационная машина с громкоговорителем. Насколько я могла понять, это была часть предвыборной кампании: голосуйте за того то! Джип все-таки приехал. Саша долго боролся с водителем, который хотел с нас взять в два раза больше денег за проезд, чем с индусов.

В Хальдвани мы расстались: я поехала на автовокзал, а ребята куда-то еще. Надо сказать, что вид у меня был весьма своеобразный: индийская одежда, крестик на шее, лысая голова, чандан на лбу и рюкзак за спиной. Я заметила, что отношение ко мне очень сильно поменялось из-за моего внешнего вида. Дело в том, что когда человек делает мундан, он как бы заново рождается. И на мою изменившуюся внешность реагировали соответственно: помогали нести рюкзак, провожали, спрашивали, чем вам помочь. Это вовсе не значит, что изменения, произошедшие со мной были глубокими, и люди это чувствовали, нет, они реагировали просто на внешние признаки, что было обусловлено их культурой и традициями. Но состояние, в котором я уехала из ашрама, сохранялось почти все время моего пребывания в Варанаси (Бенаресе).

Я благополучно добралась на автобусе до Барелли, где еще было время до отправления поезда. Чтобы не таскать с собой рюкзак, я решила сдать его в камеру хранения. Отдаю рюкзак, а мне говорят, а закройте его на замок! Как же я рюкзак закрою на замок-то? Достаю цепочку с замком, говорю, что это все что у меня есть. Почесали индусы затылок, обмотали рюкзак цепочкой, повесили замок и сказали, что так пойдет! Вскоре я села в поезд и на следующий день 23 марта приехала в древний, священнейший город Варанаси. Уже на вокзале было очень много садху, который совершали паломничество в этот город. Считается, что воды Ганга в этом городе смывают все грехи. Этот город считается замечательным местом, чтобы умереть, так как умершие здесь освобождаются от цикла рождений и смерти и достигают освобождения. В связи с этим в этом городе много хосписов, где пожилые или больные люди ожидают смерти.

Варанаси являлся центром знаний и цивилизации более чем 2000 лет и считается одним из самых древних городов на земле. Старый город расположен на западном берегу Ганга и состоит из системы гатов, которые тянутся вдоль реки и бесчисленного множества очень узких улочек, по которым может проехать только мотоцикл.

Я остановилась в отеле Будда недалеко от железнодорожной станции. Отель этот порекомендовали знакомые, но мне он не понравился. Рядом с отелем жил молодой парень велорикша, который за 70 рупий в час согласился возить меня по городу и показывать достопримечательности. Чаще всего велорикши совсем необразованные, а этот мог немножко говорить по-английски, был очень приветливым, аккуратным и старался мне показать весь город. Перво-наперво, мы отправились в магазин, чтобы купить мне шарфик на лысую голову. Магазин был в мусульманском районе. Хозяин, глядя на мою лысую голову, сказал, что в исламе голову бреют только мужчины. Торговаться надо очень сильно, так как цены завышают в 2-3 раза.

Вечером я пошла на главный гат Dasaswamedh Ghat (Main Ghat), который находился достаточно далеко от моего отеля и наблюдала вечернюю религиозную церемонию. На гате было очень много народа, брамины в белых одеждах на специальных помостах проводили церемонию. Из громкоговорителя доносилось пение мантр. Перед гатом был огромный базар, где продавали сувениры, фрукты, одежду. Я все еще пребывала в том особенном состоянии, в котором уехала из ашрама.

На следующий день 24 марта в понедельник, перед рассветом велорикша отвез меня к дальнему гату, чтобы оттуда совершить прогулку по реке на лодке. Это путешествие обязательно нужно совершить при посещении Варанаси. Мы проплыли вдоль всех гатов и вернулись обратно. К Гангу в Варанаси особое отношение: в нем делают абсолютно все. В нем купают буйволов, стирают белье, моются, совершают ритуальные омовения, чистят зубы, набирают воду для чая, спускают полусожженые трупы и пепел после кремации. При посещении этого города нужно обладать большой степенью терпимости и небрезгливости. Содержание вредоносных бактерий в водах Ганга в 3 000 раз превышает норму. Но видно не все определяется бактериями, так как люди, купающиеся в Ганге в Варанаси болеют не чаще других. Я набрала воду из Ганга в бутылку, и она стоит и не портится уже три с половиной года.

После прогулки на лодке велорикша повез меня по городу. В новом городе широкие дороги, много современных зданий. Я посетила храм богини Дурги (ужасная форма супруги Шивы Парвати). Не индуисты могут посещать этот храм. Рядом с храмом находится большой бассейн с водой. Во время праздников в храме в жертву приносят коз. Рядом с этим храмом находится Храм мартышек (Monkey Temple), названный так, потому что очень много мартышек сделали его своим домом. C ними надо держать ухо востро: могут стащить что-нибудь.

Далее меня отвезли к Бенарескому университету хинди (Benares Hindu University), а именно к Новому храму Вишванатх (New Vishwanath Temple), который находится на территории университета. Университет был построен в 1917 году. Он был основан великим националистом Пандитом Малавия, как центр изучения индийского искусства, музыки, культуры и философии и для изучения санскрита.

Новый храм Вишванатх был спланирован Пандитом Малавия и построен богатой семьей промышленников Бирла (та же семья построила Lakshmi Narayany Temple в Дели). Этот новый храм очень просторный и чистый в отличие от старого храма Вишванатх. Его могут посещать представители любых религий. Храм окружает красивый сад. В храме ходят много студентов. С одним я разговорилась, он сказал, что изучает в университете санскрит. Немножко презрительно отнесся к тому, что я сказала, что просто путешествую по Индии. Моя интерпретация его отношения была следующей: «Что толку просто шататься по Индии, пришла бы поучилась!» Место это было не по-индийски чистым и светлым, не было большого скопления людей.

Остаток дня я провела в старом городе. Прошла всю череду гатов от начала до конца. В марте еще можно переходить от одного гата к другому, так как уровень воды невысокий. В Варанаси есть два гата Manikarnika Ghat и Harishchandra Ghat, где сжигают трупы. Первый гат для людей побогаче, второй для людей попроще и для не индуистов. Перед тем, как сжечь тело, его опускают в Ганг, потом только сжигают. Святых людей опускают в священную реку Ганг без кремации, так как они уже чистые и не требуют очищения огнем. Смотреть на кремацию можно, фотографировать и снимать на камеру - нет. Дрова для кремации дорогие, многие копят деньги на кремацию долгие годы. По цвету покрывала можно определить, кто умер: мужчина, женщина, ребенок. Особых причитаний на церемонии кремации я не заметила, все гораздо более спокойно, чем на русских похоронах. К смерти здесь нормальное отношение как к такому же естественному процессу, как рождение. К тому же индуисты верят, что смерть не конец, а начало новой жизни.

Во время прогулки по гатам ко мне постоянно приставали: «Мадам, лодка не нужна? Гид не нужен?» Детишки пытались всучить открытки, краску для точек на лбу, тарелочки со свечками и цветами для того, чтобы их пускать в реку, просили их сфотографировать. В Варанаси в туристических магазинах продаются футболки с надписями: «Мне не нужна лодка, мне не нужен гид, мне не нужно менять деньги, мне не нужны открытки, и вообще, у меня нет проблем!» Я по-прежнему пребывала в необычном для меня состоянии, в котором уехала из ашрама, поэтому все эти приставания на меня не очень действовали. По гатам ходят мартышки, собаки, козы, многочисленные коровы и буйволы. Коровы просто живут на первых этажах зданий. Белье стирают в речке, потом тут же расстилают на гатах и сушат. Буйволов купают в речке. Люди просты и незатейливы. Два маленьких голых мальчишки предложили мне их сфотографировать в тот момент, когда они какали на берегу реки. Много садху сидят на берегу и медитируют.

Погода была жаркая, где-то градуса 34. По дороге меня заловил хозяин нового отеля Shiva Ganges View и показал свой отель для того, чтобы я оставила запись о своих впечатлениях в книге отзывов и предложений. Они собирают подобные записи для Lonely Planet и потом информацию об отеле вносят в очередной путеводитель. Так как очень многие люди пользуются этими путеводителями, существенно возрастает количество туристов, желающих поселиться именно в этой конкретной гостинице.

Когда ходила по первому наиболее важному гату, где сжигают тела: Manikarnika, какой-то индус вызвался показать местность и отвел меня в помещение. где сидело много дряхлых старушек. Он пояснил, что эти бедные женщины просят подаяние, для того, чтобы накопить денег на погребальный костер. Он мне разрешил сфотографировать церемонию кремации. Я дала немножко денег старушкам, мужчина был явно недоволен, что так мало. На выходе из помещения со мной заговорил молодой парень, который сказал мне, что на самом деле этот мужчина отбирает потом деньги у старушек. Парень предложил погулять вместе. Как он объяснил, что он не гид и не будет с меня потом требовать деньги, просто он хочет попрактиковаться в английском и пообщаться с приятной леди. Он рассказал, что занимается торговлей, у него собственный текстильный магазин, принадлежит он к средней касте торговцев. Мы с ним немножко погуляли по гатам, по пути он рассказывал, что знал о встречающихся нам храмах.

Когда шли по улице рядом со старым храмом Вишванатх, он сказал: «А вот, кстати, и мой магазин!» Тут все стало ясно. Это такой способ привлечения клиентов. «Кстати, а у нас в магазине была как-то сама Катрин Денев, у нас даже есть фотографии!» «Где же фотографии, куда же они подевались?» Мне все равно надо было покупать сувениры и подарки домой; поэтому я осталась в магазине. Кроме того, магазин находился в доме, с крыши которого не индуисты могли наблюдать купол старого храма Вишванатх или Золотого храма, посвященного Шиве, как повелителю вселенной. Храм был построен в 1776 году, купол покрыт золотыми пластинами общим весом 800 килограмм. На этом месте с древних времен строились храмы Шивы, но они регулярно разрушались мусульманскими захватчиками. Рядом находящаяся мечеть была построена очередным завоевателем на месте храма Шивы. Я поднялась наверх, с крыши был виден золотой купол храма и находящаяся рядом мечеть. И храм, и мечеть охраняли вооруженные солдаты. Связано это с тем, что между индуистами и мусульманами иногда бывают столкновения и опять же вероятность террористических актов. Каждая религия влияет на сознание и мировосприятие, исповедующих ее людей. В исламе заложено стремление к чистоте. Сверху было очень заметно, как чиста территория мечети, а на территории храма виднелась громадная куча отбросов. Храм мне очень понравился, долго не уходила с крыши и смотрела на купол.

В магазине были представлены знаменитые шелковые сари из Варанаси! Какое изобилие красок, расцветок, орнаментов! Сари от безумно дорогих до дешевых! Как хотелось понаряжаться во все это! Я купила здесь подарки для родственников: сестре пенджаби, а ее мужу оранжевый костюм для занятия цигуном.

25 марта вторник начался до рассвета на главном гате. Я ждала восход солнца и наблюдала утреннюю церемонию поклонения реке. Солнце всходило над противоположным берегом реки. Нежные краски постепенно становились все ярче по мере восхода солнца. Сделала множество прекрасных фотографий восхода. В этот день опять гуляла по берегу, сидела подолгу на гатах. Когда шла в сторону Shivala Ghat, за мной увязались двое индусов, которые не говорили по-английски. Один был одет как садху. Я не убегала от них, но зашла под навес, где можно было попить чай, и где сидели люди. Вполне возможно намерения их в отношении меня были не совсем добрыми, так как они долго не уходили от навеса, посматривали на меня и переговаривались. В чайной палатке было чисто и уютно, можно было попить чай с печеньями. Готовил чай приятный разговорчивый индус. Я спросила его: «А вода для чая из Ганга?» Он: «Да что вы, смеетесь, наверху колонка есть, туда и хожу за водой» Не все безоблачно с чайным бизнесом в Варанаси, нельзя ставить палатки ближе чем на три метра к воде. Периодически ходят и гоняют торговцев, так что приходится складывать палатку и прятаться. Обидно, это было очень приятное место. За чаем разговорилась с американцем, который тоже пил чай. Он мне посоветовал подняться в город и посетить ашрам Sri Ma Anandamayi, которая была известной святой. Что я и сделала, нашла ашрам и наивно спросила, а как можно посмотреть на Anandamayi, на что мне ответили: «Она умерла в 1982 году!» В итоге я купила книжечку о жизни этой женщины и прямо в ашраме села и стала читать.

Эта женщина родилась в 1896 году и сейчас она широко признана персоной величайшей духовной величины. Она была воплощением радостной самодостаточности, которая захватывала сердца всех, кто находился рядом с ней. Она была Учителем, чье руководство было понятным и для детей и пожилых, для людей других культур и индусов. Не смотря на то, что она очень много путешествовала, было видно, что она везде как дома и никто не был чужим для нее. Она родилась в небогатой семье браминов в небольшой деревушке Кхеора в сегодняшнем Бангладеше. Ее отец был преданным бога Вишну и был известен своим прекрасным голосом. В возрасте тринадцати лет Анандамаи была выдана замуж. Беззаботное детство закончилось, и началась тяжелая жизнь деревенской женщины. Единственное, что отличало Анандамаи от остальных девушек ее возраста, это ее полная адекватность. Она всегда оставалась радостной, с чувством юмора, готовая разделить тяготы других людей, не чуралась любой работы.

В возрасте 18 лет, во время обычного мытья, когда вода из кувшина полилась на ее голову, внезапно она получила озарение и спонтанно стала выполнять некоторые духовные садханы. В течение последующих шести лет она выполняла различные духовные практики. После этого периода разнеслись слухи, что молодая домохозяйка одарена большой духовной силой. Посетители приходили из любопытства и оставались, став пожизненными преданными. Она была практически неграмотной деревенской девушкой, но когда она начинала учить, она говорила на языке эрудированных ученых, никогда не делая ни малейшей ошибки в логическом изложении тезисов. Казалось, что она полностью осведомлена обо всех отличиях разных доктрин, никогда не путалась она в своих разговорах с учеными пандитами. Она никогда не встречалась ни с каким Гуру, который оказал влияние на ее жизнь. На самом деле, она никогда не удалялась от мира, чтобы стать отшельницей, также не отстранялась она от друзей и знакомых. Она никогда не выполняла садхану, как это понимается в традиции, однако могла говорить со всем авторитетом о жизни в религиозном поиске просветления. Таковы факты, на основании которых слово «уникальная» используется для ее описания.

Дальше я углубилась в глубь старого города в районе Shivala Ghat. Неожиданно набрела на место, которое напомнило мне деревню и разительно отличалось от других мест в старом городе. Я увидела вывеску Shiva Ganga Lodge и заглянула вовнутрь. Это был недорогой семейный отель, где было от силы комнат 10. В центре был небольшой садик и маленькое кафе. Как я узнала потом, ворота соединяли этот отель с шиваистским ашрамом и храмом, которые стояли на балконе над гатом. Я даже хотела переехать сюда, так как в моем отеле было очень противно для меня, но здесь не было мест. Я запомнила это место и в следующий приезд в Варанаси осенью 2005 года остановилась именно здесь.

Вечером я решила сходить посмотреть на концерт классического индийского танца в музыкальном центре Triveni. Наверху был ресторан, а внизу площадка для танцев и для зрителей. К сожалению, из-за недостаточной тонкости моего восприятия, концерт я не смогла высидеть до конца. Музыка была заунывной, танцы исполнял мужчина, который делал медленные движения.

На следующий день 26 марта в среду велорикша отвез меня в пригород Варанаси - Сарнатх, который находится в 10 километрах к северо-востоку от Варанаси. Будда пришел в эту деревню, после того, как достиг просветления в Бодгайе и произнес свою первую проповедь о срединном пути к нирване. Позднее, знаменитый буддистский император Ашока воздвиг здесь ступы и монастыри. Это место было известно как Олений парк, после первой проповеди Будды в оленьем парке. Вскоре буддизм пришел к упадку и, когда мусульманские завоеватели разрушили все здания города, Сарнатх стал просто развалинами. Так продолжалось до 1835 года, когда британские археологи начали раскопки, и Сарнатх вернул часть своей былой славы. Сейчас это важный буддистский центр. Большинство монументов Сарнатха расположено в красивом парке, что делает пребывание в этом городе очень приятным. 34-х метровая ступа Дхамекх возвышается над этим местом и, как считают, построена как раз на том месте, где Будда произнес свою знаменитую проповедь. Растет много красивых цветов. В поселке построены несколько буддистских монастырей: тайский, китайский, японский, бирманский, тибетский. Также находится интересный археологический музей.

Рядом с современным храмом сообщества Махабодхи, растет дерево бодхи, которое было трансплантировано в 1931 году от дерева в Анурадхапуре, Шри Ланка, которое в свою очередь считается потомком того дерева, под которым Будда достиг просветления.

В парке действительно ходят ручные олени, которые берут еду из рук. Я присела посидеть на поваленном дереве. Вскоре ко мне подошла молодая индианка, одетая в пенджаби ярко розового цвета. Она было очень веселая и улыбчивая. Первый вопрос: «А почему ты одна, у тебя все в порядке?» Ну и завязался обычный разговор: «А ты откуда? А что ты здесь делаешь? А сколько тебе лет? А замужем ли ты? А почему ты путешествуешь одна?» Девушку звали Джотти, что переводится как Радость. Это имя ей вполне соответствовало, она все время улыбалась и заразительно смеялась. Ей было 19 лет, она не замужем, живет в семье своих родителей, ухаживает за ребенком своей сестры. С момента рождения дочери полностью подчиняются отцу, после замужества мужу. Найти работу женщине практически невозможно, все общество устроено так, чтобы женщина не могла стать самостоятельной. Она очень удивилась, узнав, что я разведена. Если женились по обоюдному согласию, то зачем же разводиться? Как я поняла, проблема в том, что многие браки в Индии до сих пор заключаются родителями, а будущие муж и жена могут быть даже не знакомы друг с другом. Как мне показалось, она немного завидовала моей независимости и возможности самой зарабатывать на жизнь и путешествовать по миру. Но, к сожалению, ничего нельзя было изменить.

27 марта после обеда у меня был поезд в Дели. Утро началось опять с рассвета и утренней церемонии на главном гате. В этот день состояние, в котором я уехала из ашрама, ушло, и я уже больше не могла смотреть на индусов, которые в речке делают все. Меня потянуло домой. Во время своих прогулок в районе Shivala Ghat я увидела рекламу немецкой пекарни. Сейчас я решила ее найти. Пекарня оказалась очень приятным европейским кафе, где можно было выпить кофе и попробовать свежеиспеченные булочки. Я почувствовала себя в цивилизации. Сидела я там очень долго, не хотелось снова идти в суету и грязь Варанаси.

После обеда я уехала на поезде в Дели. И вот утро 28 марта, пятница, снова Main Bazar Street, завтра утром самолет в Россию. В этот день я снова отправилась в район Низамуддин к могилам Низамуддина Чишти и Инаят Хана. Священнослужитель хотел было опять пристроиться ко мне со своей книжечкой, где записаны пожертвования, но я знаком показала ему, что уже оставляла деньги в прошлый раз.

После этого я решила сходить посмотреть на самую большую в Индии мечеть Джама Масджид. Она находилась в Старом Дели и была последним архитектурным сумасбродством Хана Джехана. Строительство началось в 1644 году и продолжалось до 1658 года. У мечети трое больших ворот, четыре угловые башни и два сорокаметровых минарета, сделанных из чередующихся вертикальных полос из красного песчаника и белого мрамора. Во дворе мечети могут разместиться 25 000 человек. Можно подняться на южный минарет. Я подошла и купила билет, для того чтобы купить билет для подъема на минарет. И снова столкнулась с мусульманским отношением к женщине. Испытывая при этом большое удовольствие, билетер сказал, что женщине одной нельзя подниматься на минарет: «Сиди и жди, когда подойдет какой-нибудь мужчина!» Вскоре подошли два индуса, я радостно вскочила, на что мне сказали: «Нет, с индусами нельзя, сиди, жди, когда придет какой-нибудь иностранец!» Сижу, жду. Подходит белый парень с девушкой. Я загрустила: наверное, нельзя, у него ведь уже есть женщина, но билетер мне сказал: «Можешь идти с ними, один мужчина и две, три, четыре женщины: это хорошо!» Парень и девушка были из Австралии, вместе мы поднялись на башню, с которой открывался прекрасный вид на саму мечеть, Дели, Красный форт.

Оставшееся время я ходила по Main Bazar Street и покупала сувениры. Даже не побоялась везти кокосовые орехи, папайю, имбирь и лаймы через границу. Такси заказала в гостинице, стоило это 200 рупий. Из гостиницы ехало еще несколько человек в аэропорт, их разместили в одном такси. В том числе ехал один русский мужчина из Екатеринбурга, он улетал тем же рейсом. Мы с ним разговорились.Как его звали, я не помню, назовем его для удобства Сашей. Он живет тем, что сдает квартиру. Доход позволяет ему иногда путешествовать по Индии. В аэропорте он спросил меня: «Чиванпрашем запаслась?» А я даже не знала, что это такое! Он: «Ты что, иди, скорее, покупай, это такая полезная вещь, а в Москве стоит намного дороже!» Оказалось, что Чиванпраш это паста, сделанная по древним аюрведическим рецептам из большого количества самых разнообразных трав и плодов. Она усиливает естественный иммунитет, что позволяет справляться с самыми различными заболеваниями. Разные компании изготавливают эту пасту, рецепты тоже различные, есть с добавлением меда, иногда даже золота! На вкус она мне не очень нравится, но она сильно стимулирует организм. Я купила несколько банок себе и родственникам.

Теперь на весь полет у меня появился собеседник. Он рассказывал, что в этот раз был в Бомбее у Рамеша Балсекара – просветленного мастера адвайты (недвойственности) и одновременно Президента Банка Индии на пенсии. Я его видела в свою первую поездку по Индии в 1997 году, поэтому была рада, что он по-прежнему находится в добром здравии, несмотря на преклонный возраст: в 2003 году ему было 86 лет.

В Ришикеше Саша повстречался с армянином, который живет в Индии уже четыре года. Он (армянин) приехал с отцом в Москву, нужно было заниматься торговлей, жениться. Как-то эта перспектива его совсем не привлекала, вот он и уехал в Индию, паспорт оставил в посольстве, а сам уже четыре года живет как отшельник в Ришикеше, у него там пещерка в горах. Вначале индийские садху смеялись над ним, так как он не знал ни хинди, ни английского, потом перестали, после того как он быстро выучил английский и стал говорить гораздо лучше них. Саша хотел подарить ему футболку, он не взял, мотивируя это тем, что ее же носить с собой придется. Похоже, этот человек нашел себя в отшельничестве.

Пролетали над Гималаями днем, поэтому получилось сделать много фотографий из окна самолета.

На обратном пути мы провели пять часов в зале ожиданий Ашхабада. Саша мне предложил полушутя, полусерьезно: «Выходи за меня замуж, я ничего не буду заставлять тебя делать, будем вместе путешествовать по Индии!» Опять попала! Во время нашего полета из Ашхабада в Москву, я сидела у окна, а Саша так и норовил поближе ко мне придвинуться, у меня разболелась голов, и хотелось просто выйти в окно, подышать свежим воздухом.

И вот Москва, в которой уже началась весна. Не очень большим, но все-таки испытанием было появление с маленьким ежиком на голове дома и на работе. Как смешно, что мы так много внимания обращаем на внешние отличия! Человек-то от изменения внешнего вида не меняется. Слишком много неоправданных условностей в социальной жизни. После приезда домой, я была под таким большим впечатлением от поездки, что могла взахлеб рассказывать о ней и помнила каждую минуту пребывания в Индии. Почему-то поездки в европейские страны, несмотря на яркие впечатления, не оставляли таких чувств, кроме пожалуй самой первой поездки за границу в Бельгию. Может потому, что это были поездки в пределах одной западной культуры. А здесь, к чисто внешним впечатлениям добавились еще и внутренние, никогда ранее не испытанные состояния. Похоже, что Индия поймала меня раз и навсегда.

Поэтому этот рассказ не последний, продолжение следует!

 Март 2003

<Екатерина Кириллова>

Мнения читателей:

Вы можете высказать свое мнение и будете первым!

На главную страницу
Заглавная India.ru Лента новостей Форумы Страна Индия Как поехать в Индию Впечатления путешественников Карта сайта Рассылка об Индии МахаЧат - заседание восточных мудрецов Гостевая книга Индия.Ру
 
 

Дорогие Друзья!
Приглашаем Вас принять участие в cоздании сайта www.India.ru
Присылайте свои материалы и впечатления об Индии, и всем что с ней связано.


TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
 
 
Дизайн - Чирков Павел