Индия Ру!
India.ru
Впечатления
 
 
Индия-Непал, галопом за 11 дней

Опубликовано Ноябрь 2008

Индия-Непал-Индия, март 2008 года

***

Мы снова дома и все виденное в Индии и Непале уже кажется зыбким и нереальным, и ошалевший от посторонних запахов и поздней ночной суеты кот уже опознал в нас своих заблудших хозяев и снова лезет целоваться к Большой Маме. И уже любовно заточен непальский кхукри и детям розданы сувениры в виде свитеров из шерсти яка и мелкой ювелирки, а завтра снова на работу и еще надо успеть записать все увиденное, потому что с каждым днем будет забываться все больше…

***

Началось все с того, что жена захотела в Непал. Почему именно захотела и почему в Непал, это отдельные вопросы, ответ на которые теряется в загадочных глубинах женской души, но с того самого момента, как это желание было высказано, оно стало реализовываться размеренно и неотвратимо. Неожиданно появлялись какие-то премии, причем их размер чудесным образом совпадал то со стоимостью билетов, то с требуемой на поездку суммой, как-то удачно сложилось со временем и с детьми, а в конечном результате я неожиданно обнаружил себя стоящим у трапа самолета с билетами в руках и индийской визой в паспорте, потому что самой короткой дорогой оказался путь через Дели. И пути назад уже, в общем-то, не было. До трапа мы доехали в забитом, как последняя спасательная шлюпка с «Титаника» автобусе, в который ретивые аэропортовские служители каждый раз пытались запихнуть будущее содержимое немаленького аэробуса и с удивлением обнаруживали, что для этого одного автобуса мало.

А потом мы полетели. И летели часа три с половиной в цельнометаллическом самолете, как когда-то в цельнометаллическом вагоне ездил по ушедшей в прошлое стране по имени СССР слесарь Вася, передовик производства и глава примерной семьи. И мы примерненько так летели, сидя рядом, рука об руку, временами выпивая примитивные двухкомпонентные коктейли из виско-воды и коньяко-сока, каждому по вкусу его. А еще ели бездушную самолетную пищу, в которой вроде все есть, но чего-то не хватает. И болтали всю дорогу, жена с соседкой – юной и вполне симпатичной девушкой из Таджикистана, а я с внутренним голосом. В соответствии с семейными традициями играли в разговоре пассивную роль, в основном слушали и кушали. Жена внимала рассказам о великом и благородном президенте Таджикистана, отце нации и душе народа, а мой внутренний голос настоятельно советовал мне уснуть и уже практически убедил в необходимости этого, но тут мы прилетели.

Дели встретил нас душной темнотой, запахом немытого аэропорта и великих перемен. Не знаю, насколько уютным он был до начала вялотекущей «реконструкции в аэропорт мирового класса», но в ее процессе показался мне бардачным и провинциальным, как соленый огурец на пожелтевшей газете. А лица пограничников и таможенников, носящие на себе выражение «какого-фига-вы-сюда-приперлись», до боли напоминали только что покинутую родину по имени Казахстан. И даже отсутствие международной зоны в международном аэропорту тоже было точно как и у нас. Поэтому, хоть нам и хотелось улететь в Непал сразу, пришлось для начала получить в паспорт штампик и посетить Индию.

Недружелюбный аэропортовский интерфейс пользователя не позволил обнаружить билетные кассы, не прибегая к общению с аборигенами и я радостно рванул ловить кого-нибудь, внешне похожего на работника аэропорта. Таких оказалось несколько, на вопрос, заданный на чистом английском мне было отвечено на чистейшем же местном наречии и невнятными жестами, направленными в сторону, куда хаотично вытекали пассажиры с багажом. В результате опросов было все-таки понято, что жаждущим закупить билеты следует пройти на второй этаж, где находятся кассы авиакомпаний. Информация оказалась правильной, офисы имели место быть, но двери в них были закрыты по причине ночного времени, хотя возле входа в платный зал ожидания стоял подержанный парнишка, который тоном заговорщика сказал, что именно его компания, какая-то там ням-ням-Джет, летает в Непал и утром, когда откроется офис, он с удовольствием поможет нам купить билеты. Сдержав негигиеничное желание горячо расцеловать его за оказанную услугу, мы прошли по коридору чуть дальше и обнаружили открытую дверь компании Эйр Индиа.

Сложно поверить, но они тоже летали в Непал, зато ничего удивительного в том, что все рейсы на завтрашнее утро были переполнены и появления свободных мест не ожидалось. Наш гибкий график предусматривал и такой неблагоприятный вариант, поэтому мы спросили о билетах на ближайшие рейсы и нам подобрали вполне приличное расписание с вылетом в Катманду через два дня и возвращением через неделю в Дели точно в день вылета обратно в Алматы, приблизительно с пятичасовой разницей между рейсами. Честно сказать, мы бы предпочли вернуться на день раньше, просто для страховки на непредвиденные задержки, погоду и прочее, поэтому задумались минут на десять. Ну и пока мы напрягали извилины, нам предложили подождать часик, сначала у них, а потом в соседнем кабинете, пока они разберутся со срочными делами. Осчастливленные надеждой покупки билетов и решения, таким образом, практически всех организационных проблем нашей дальнейшей поездки, мы мирно трепались еще час, сидя в обшарпанных креслах и поддерживая засыпающие организмы минералкой. За это время я успел сбегать и поменять хрустящие доллары на шуршащие рупии (курс 1 доллар = 40 рупиям) и мы даже практически решили рискнуть и отдаться на милость пятичасового коннекта, после чего я пошел закупать обещанные билеты и обнаружил, что в офисе произошла пересмена. Шустрый обалдуй, который так подробно разъяснял нам, когда и как нужно лететь и что нет никакого риска опоздать на свой рейс на родину, потому что их самолеты летают без задержек и строго по расписанию, бесследно испарился, а пришедшие ему на смену сограждане схожей внешности и манеры поведения радостно сказали, что они в аэропорту продают билеты только на сегодняшний день, а как раз на сегодняшний день у них билетов нет. А за теми билетами, которые нужны нам, надо ехать в городской офис… Облом… На вопрос, какого фига нас попросили подождать, имело место быть пожимание плечами, кривление губ и поднимание бровей. Осознав свою непроходимую тупость, два белых человека обоего пола плюнули и решили поехать в Дели в гостиницу поспать, следуя принципу, что утро вечера мудренее.

Освежающая минералка, привезенная с родины, за это время успела перейти на нижние этажи организма и запросилась на волю. Соответствующее заведение имелось прямо на выходе из аэропорта к стоянке такси и на его двери мелким почерком было написано, что посещение стоит ровно 1 рупию. Самая мелкая выданная в обменнике купюра была достоинством 100 рупий и я гордо протянул ее аборигену, сидящему на охране вожделенных удобств. Сдача в 70 рупий убедила меня в том, что я совсем не умею считать по-индийски, поэтому пришлось обратиться за разъяснением к выходящему из заведения индийцу интеллигентного вида, который, о чудо, ответил мне на том самом английском, который я учил в университете, а не на том странном наречии, которым пользуется большинство пипла. В результате представительный индиец резанул по стражу чем-то нелицеприятным на родном для обоих хинди и мне была возвращена моя собственная купюра. Которую, вместе с двумя такими же, мы тут же потратили на такси с предоплатой до Мэйн Базара, куда в Дели спешит процентов 80-90 иностранцев в поисках приюта рангом от ночлежки до трех-четырехзвездочных гест-хаузов.

Пока мы сидели в богом забытом офисе Эйр Индиа, сильно напоминавшем кабинет участкового инспектора из кинофильмов моей исторической родины, туда заскчил за справкой еще один русскоязычный гражданин, который провел в Индии четыре месяца и теперь пожелал вернуться домой. Он посоветовал нам «просто замечательную гостиницу за 500 рупий» и даже снабдил свой совет визиткой, на которой действительно было изображено что-то довольно достойное. Именно эта визитка была отдана диспетчеру вместе с 300 рупиями, после чего она возвратилась ко мне вместе с оплаченным чеком размером с тетрадный листок, на котором был обозначен район доставки и номер такси, которое должно было эту доставку обеспечить. Такси нам подали классное, дизайн явно украден из английских фильмов начала века. Шерлок Холмс наверняка пользовался такими рыдванами в конце своей бурной карьеры. Первые попытки общения с шофером закончились ничем, кроме легкого недоумения. Было явное ощущение, что он разговаривает на языке, не имеющем ничего общего ни с одним из известных лично мне. После некоторой адаптации ухо вдруг стало выделять из невнятного бурчания отдельные английские слова, которые окончательно сложились в осмысленный вопрос, в какую именно гостиницу нас везти. Ехали мы наудачу, в любую, отдавшись воле судьбы, о чем и было доложено шоферу на моем варианте английского. После некоторого размышления доброжелательный придаток руля, тормоза и газа опять произнес нечто невразумительное, чего я не понял полностью, а любимая жена выловила из его речи слово «гашиш». Мда… С негодованием было отвечено, что гашиша нам вовсе не надо, а надо нам спать, причем быстро и чисто. Озадаченный водила притих и спустя полчаса вождения по вполне приличным асфальтированным дорогам завез нас в откровенные трущобы, где мы и стали искать рекомендованный отель. Отель найден не был, потенциально ведущая туда дорога оказалась темным узеньким переулком в колдобинах, где развернуться на нашем стальном коне не представлялось возможным. Жена сразу же решительно отказалась от мысли идти туда пешком и искать обещанный спальный рай, после чего водитель снова забурчал на своем любимом наречии, но в этот раз мне удалось вычленить из его речи нечто вроде «хороший отель гашиш!». Хрен с ним, поехали в хороший отель, а с гашишем будем решать на месте, еще немного прокатимся и я точно захочу не только закурить, но и уколоться для полного счастья. Поездка в «хороший отель» длилась недолго, если честно, переулок, в который мы заехали, отличался от предыдущего только шириной, а по степени убитости дорожного покрытия мог смело конкурировать, потому что за последние лет сто его крыли только матом. Предлагаемый «гашиш» оказался всего-навсего отелем «Кашиш», но сделанное открытие даже не улыбнуло, потому что спать хотелось зверски. Оставив жену в машине, зашел посмотреть на этот приют усталых путников. В холле достаточно затрапезного вида – человек 8-10 мужиков, а номера у них остались исключительно по цене 2800 рупий и уступать они не хотят, хоть сдохни. Покидаю отель с негодованием, помня о том, что очень хороший отель должен стоить 1500-1800 и что в районе Мэйн Базара отели находятся по пять штук на сто метров пути (кстати, это правда).

В двадцати метрах от входа в «Кашиш» находится нечто с надписью «Интернэшионал», в нем цена комнаты с НДС всего 1100, а бандитского вида товарищей всего двое. Жена уже откровенно грустит и клонится набок под весом дамской сумочки, поэтому дальнейшие приключения и поиски чего-то лучшего откладываются и мы по быстрому заселяемся в номер, где нас встречает двуспальная койка, кондиционер и телевизор (кому он нужен?). Отслюниваю непременные чаевые портье, принесшему в номер наш рюкзак и начинаем мыться. Горячая вода, как и обещано, присутствует, подаваемая из водонагревателя на стенке, но сам душ подло стреляет только в ту сторону, куда невозможно вставить тело, причем настройке этот чудо-агрегат не поддается. Ага, так вот зачем тут набор ковшиков и ведер! Добиваюсь условно чистого состояния организма всего за минуту и выхожу к заветному койкоместу, возле которого стоит жена и с интересом разглядывает простынь. Причем именно одну, аккуратно застеленную, поверх которой лежит одеяло без пододеяльника. Звоню на ресепшн, минут через пять облагодетельствованный чаевыми портье тащит еще одну простынь. Падаем и спим…

20 марта.

Утро начинается с рассвета. А рассвет в Индии начинается рано, приблизительно часа через три после того, как мы заснули, т.е. часов в шесть утра. С этого времени начинается копошение в коридоре, громкие выкрики персонала, шум на улице, что не мешает нам героически проспать еще три часа. В девять часов встаем, пакуемся, я искренне радуюсь, что у нас всего один рюкзак и не позавтракав, бежим искать авиа-агентство, где сможем купить билеты в Непал.

На улице на нас смотрят с интересом, особенно на жену, радостно здороваются по-английски, спрашивают, из какой страны, уже привычно меняют Казахстан на КазакИстан, какой-то хлопчик стремится нам поведать, какие индийцы умные и в процессе показывает дорогу к ж/д станции, где, по его словам, есть и авиакассы. Решаем сначала попытать счастья в них, прежде чем ехать в городской офис Эйр Индия, адрес которого нам записали на бумажке. Пока идем по дороге, с нами заговаривает еще один парень, лет 30-35, который просто доводит нас до офиса турагента с государственной лицензией и уходит, помахав рукой.

Собственно, именно с этого момента и начинается наше осмысленное туристическое существование. Выясняется, что в турфирме есть билеты и по Индии, и по Непалу, и экскурсии на автобусе, и на автомобиле и вообще все, что только нужно дураку иностранцу, чтобы посмотреть на местные туристические диковинки. Тут мы окончательно просыпаемся и осознаем, что предлагаемый им график нашей дальнейшей жизни на 10 дней позволяет, при правильном подходе, посмотреть, кроме Дели, еще и на Агру и Джайпур, а потом провести шесть дней/пять ночей в Непале с возвращением в Дели за день до отлета, что, в принципе, совпадает с нашими прикидками по времени. Время, которое у нас есть – это деньги, которых у нас нет. Времени у нас как раз нет, зато есть вторая часть жизненного уравнения, поэтому мы платим приблизительно 360 долларов за машину с кондиционером и англоговорящим шофером (не путать с гидом!) на двоих, 100 вечнозеленых с хвостиком за три ночи в гостиницах по пути следования и еще 720 с хвостом тех же у.е. за билеты в Непал туда-сюда, опять таки на двоих, которые обещают завезти в гостиницу, где мы остановимся на обратном пути. Плюс к этому 9% НДС. Стоимость билетов четко совпадает с той суммой, которую я слышал вчера в аэропорту, хотя компания другая, Джет Лайт. Остальное не оцениваю, деньги, которые у нас есть – это время, которого у нас нет, а уже сегодня мы должны быть в Агре, потому что завтра пятница и Тадж-Махал будет закрыт.

Затариваемся в ближайшей аптеке минводой, бросаем немногочисленные вещи в багаж и едем, предварительно предупредив шофера, что шоппинг, мать его, нас не волнует АБСОЛЮТНО и чтобы не вздумал заезжать ни в единую точку, где хоть что-то пытаются всучить туристам. Шофер не совсем верит, но слушается.

Едем по Дели. Первое, на что обращаю внимание, это отсутствие на дороге «крутых» машин. В любимом городе, где количество Порше Кайенов уже догоняет по числу набившие оскомину Мерседесы, транспорт на улице выглядит гораздо авантажнее. Здесь же в основном малолитражки и, похоже, ни единой импортной машины. Узнаваемые контуры корейских и японских машин несут на себе незнакомые логотипы и индийскую приписку поверх известных брэндов. Похоже, что все, что здесь ездит по дорогам, произведено тут же по лицензии. Явно индийского происхождения грузовики и автобусы часто не имеют тормозных огней и поворотников, вместо них на заднем бампере застенчиво нарисованы кружочки красной, желтой и зеленой краской и надпись типа “Please horn”, что в переводе означает «Побибикай, плиз» и неразгаданная мной окончательно надпись «Blow deeper at night», что, скорее всего, предполагает более интенсивное бибиканье в ночное время, чтобы разбудить едущего впереди шофера, если только в машинах, в дополнение к сигналу, не существует еще какой-то загадочный дипер. Все время хотел спросить нашего водителя, но забыл. На дорогах в Дели страшная суета и неконтролируемая каша из грузовиков, автобусов, машин, мотоциклов и тук-туков, слегка разбавленная протискивающимися тут же пешеходами и велосипедистами. Мастерство вождения и нервная система у водителей фантастические, меня бы после полчаса такой езды можно было выносить из машины в состоянии нервного истощения, хотя, скорее всего, еще раньше пришлось бы выходить самому и разбираться с кем-то, в кого успел въехать. А они ничего, справляются, при этом спокойны, как танки. За все 700 км, которые мы проехали по Индии, видели только три аварии, причем так себе, слабенькие, по нашим понятиям. Может быть, просто повезло, потому что большинство старых машин выглядит прилично поцарапанными. Ремень безопасности у водителя, в лучших традициях совка, выдернут из крепления до упора и зафиксирован, чтобы не втянулся обратно. Временами они просто накидывают его на колени, не пристегивая, видимо, в тех местах, где может быть проверка. Каким образом такие места определяются – загадка природы, спросить, опять-таки, забыл.

По дороге едут грузовики с сахарным тростником. Пока один из них стоит в пробке, к нему подбегает подросток и вытягивает полутораметровый обрезок тростника. Из машины вылетает разгневанный шофер и долго многообещающе смотрит вслед убежавшему… Но тот явно бегает быстрее, чем на него смотрят…

Наконец-то пробка начинает медленно рассасываться и мы едем. Время уже далеко за обед, а Тадж-Махалом и Агрой даже не пахнет. По дороге справа вдруг показывается и вырастает до достаточно монстровых размеров индуистский храм, большой, шумный, с кучей народа внутри и снаружи, белый, одновременно заостренный и округлый, сияющий как сахар и напоминающий дворцы из арабских сказок. Вокруг, естественно, бардак и мусор, но само сооружение вызывает желание подойти и пощупать. Населенный пункт зовут Матура и в натуре, то, что в ней построено, стоит посмотреть. Это заветные кришнаитские места и неподалеку отсюда родилась возлюбленная Кришны – Ратха.

Выходим, перебегаем и переходим дорогу, лавируя между всем проезжающим и пробегающим, гудящим и орущим. Подходим ко входу и понимаем, что попадание внутрь возможно только при снятых тапочках и что просто обход храма займет кучу времени, которого нам тогда явно не хватит на Тадж. Обегаем храм сбоку, метров 100-200 в сторону, чтобы сделать снимок. Естественно, случайно попадаем в коридор для паломников, которые обходят храм по часовой стрелке. Еретически выбираемся против потока, отходим еще в сторону. Фотографирую. Ругаюсь, что по своей лени не взял широкоугольник, мой накрученный объектив меняется от нормального к телезуму, а отойти для охвата всей картины просто некуда – спиной упираешься в заборы и ларьки. Матерно крою технику, но, в основном, себя, любимого. Снова перебегаем дорогу, Ленка не устает восхищаться верблюдами и лошадями, первые действительно большие, вторые действительно красивые, но нас ждет Тадж. Едем и я уже начинаю нервничать, но наконец-то мы попадаем в Агру, а времени уже около половины пятого вечера, Тадж работает всего до семи, но мы уже здесь. Дорога до него по городу занимает еще минут двадцать, а потом водитель высаживает нас у широкого прохода, за которым и находится желанная цель. На машине туда не подъедешь, идти еще метров 400-500, по словам водителя, зато прямо на дорожке стоят скучающие рикши и бьются за клиента. Цена подвоза начинается с 50 рупий, по мере нашего неуклонного пешего продвижения к Таджу и удаления от точки посадки цена стремительно падает: 50, 40, 20… 10… 5… на пяти рупиях торг выходит на плато и парняга едет за нами, в тщетной надежде, что сахибы передумают. Нет, друг мой, не надейся, у нас уже филе отпадает после пяти часов в машине, мы хотим пройтись ножками. Рикша отстает, только доехав до конца (или начала) очереди в Тадж. Бежим в кассу и берем билеты. Цена – 250 на нос для всех желающих, но для желающих туристов из разряда бледнолицых иностранцев нужно доплатить еще по 500 рупий за пропуск к достопримечательностям, просто потому, что ты не местный. Доплачиваем и бежим на вход. Ага, как же… Очередь идет через металлоискатель, как в аэропорту, плюс дополнительный тщательный обыск. Очередь длиной метров 100-150, а двигается с оценочной скоростью метр в минуту. Несложный подсчет показывает, что попасть сегодня мы никуда не успеваем, но тут подбегают улыбающиеся доброжелатели и предлагают воткнуть в очередь поближе ко входу, всего за 1000 рупий на двоих. Посылаю их подальше и бегу к охранникам, припоминая, что для иностранцев должно быть что-то вроде отдельной очереди, по отзывам одного из туристов в интернете. Отдельной очереди не видно, есть одна для женщин, короткая и вторая для мужчин, указанной выше длины. Охранник, холеный важный индиец с автоматом и усами, лет 45-ти, смотрин сквозь меня, имитируя полный нихт ферштейн, а потом так же индифферентно поворачивается и отходит от ограждения. Все понятно, у них тут с доброжелателями общий бизнес. Торговля с продавцами очереди приводит к 10% скидке до 900 рупий за двоих и мы покорно следуем на процедуру внеочередного впихивания. Если бы не суета, можно было смело не платить за жену – женская очередь как раз заканчивается там, где в дырку в заборе вставляют меня, под протесты отстоявших уже около часа и озлобившихся аборигенов. Но дело сделано, стою еще минут 10-15 (жена проходит практически сразу и ждет меня внутри), меня обыскивают, изымают спички, которые я забыл в кармане, просят открыть чехол от камеры и я попадаю внутрь комплекса. Теперь дело за малым – расслабиться и насладиться. Сразу не получается, хочется дать по башке кому-нибудь, кто имеет отношение к организации данного ненавязчивого сервиса, а потом долго пинать его ногами. Но глубокое дыхание и общество жены приводят меня в нужное для восприятия окружающей красоты состояние духа и мы продвигаемся вслед за толпой. У Ленки отняли журнал с недоразгаданными кроссвордами, заподозрив в нем потенциальную туалетную бумагу, которую она может использовать прямо тут на святой территории. Это известие окончательно пробуждает во мне чувство юмора и утраченную веру в безграничные возможности человеческого разума, внутрь вхожу уже вполне благодушно. Тадж парит над головами входящих в арку прохода туристов и он красив, черт возьми! Просто красив и еще от него нет ощущения мавзолея, от него исходит лишь аура прохлады и чистоты. И еще он отражается в воде фонтанов и эта вода чистая и зелено-голубая, что нехарактерно для Индии. И парк вокруг него вылизан дочиста и похож на американские. И вокруг бегают бурундуки, стремительные и наглые, которых не получается сфотографировать, потому что они никак не хотят остановиться хоть на минуту. Идем по аллее, сменив деловую туристическую рысь на расслабленную походку семейной пары, которая вышла пройтись по скверику перед сном. И уходим с центральной аллеи, которая является кратчайшим расстоянием между двумя точками и где все целеустремленно бегут, на боковую, на которой почти никого нет. Пока идем, встречаем служителя, который просто горит желанием показать мне место, откуда удобнее всего сделать «ну просто замечательные снимки Таджа»:

– Вот отсюда замечательно, мистер, а вот отсюда еще лучше, а отсюда вообще великолепно, а теперь можно мне чаевые за услугу?

– Нельзя и отстань, я лучше тебя знаю, откуда снимать, чтобы было красиво, а ты мне явно чаевых не дашь!

Расстаемся с вежливыми улыбками и я тут же снимаю просто ветку на фоне просто башни, которая потом на фотографии нравится мне чуть ли не больше снимков Таджа. Но мы доходим и до него, не прямым туристическим маршрутом, а сбоку. И идем по камням, горячим красным камням, которые кажутся еще красней от начинающего садиться солнца. Обходим Тадж по большому кругу и смотрим на него искоса, сбоку, как цыган перед покупкой лошади, стараясь не показать интереса. Идем вдоль стены, по которой бежит целеустремленная обезьяна, обходим Тадж по кругу и, наконец, заходим на его ступени, с красного камня на белый, с горячих плит на прохладные. Стоим среди других посетителей, смотря на солнце, которое из бледного желтка яйца инкубаторской курицы превращается в красный желток курицы с деревенским прошлым, змеимся вместе с очередью и попадаем внутрь. А внутри темно и неинтересно. Как в пятизвездочной гостинице с роскошными холлами и маленькими номерами, потому что весь простор ушел на холлы, рестораны и конференцзалы. Тадж снаружи – большой и просторный, Тадж внутри – кухня стандартной панельной пятиэтажки, к которой еще нужно добраться по длинным и темным коридорам. И в этих коридорах идиоту-зодчему кто-то посоветовал наделать ступенек… разной высоты… на разных расстояниях… маленьких таких, высотой сантиметров по пять, по десять… по одной на поворот коридора… то вверх одна… то вниз одна… Кстати, когда идешь босиком, очень удобно пинать мрамор голыми пальцами, можете потренироваться дома, ощущения – незабываемые.

Выходим из Таджа и никуда не хотим идти. По-честному, нам здесь хорошо и даже поднявшийся ветер и кратковременная пыльная полу-буря не могут заставить нас ускорить шаг – мы идем счастливой походкой людей, обретших смысл жизни и понимание великой цели. На выход идем теперь уже по центральной аллее и уже в темноте. На удивление, народу вокруг масса, причем никто никуда не торопится. Мне показалось в тот момент, что мы попали в Тадж в самое лучшее время, а сейчас даже не кажется, оно на самом деле было лучшим. Быть может, с этим временем могут сравниться только тихие утренние часы, но ранние пробуждения не относятся к сильным сторонам нашей семьи…

Выходим и также неспешно преодолеваем 500 метров, к месту, где нас должен ждать водитель. И он действительно ждет, на скамейке, и первым замечает нас в темноте. И мы идем за ним к машине, которая оказывается припаркованной далеко, мимо ларечников и лоточников, торговцев вразнос и на вынос, спящих собак и проснувшихся нищих, еды, бус, кипящего масла, груд знакомых овощей и незнакомых, а еще знакомых, которые выглядят как незнакомые. И идем за ним минут пятнадцать, а потом садимся в машину и едем с той же пешеходной скоростью минут пять, потому что отель оказывается совсем рядом от припаркованной машины.

Отель встречают нас широкими улыбками и стоящими наготове портье, так и норовящими выхватить из рук наш единственный багаж в виде рюкзака, с которым я прекрасно управляюсь сам. Но судьба неумолима и, пока я расписываюсь за себя и за жену в книге регистрации, рюкзак стянут прямо из под носа и торжествующий борец за чаевые утаскивает его по направлению к нашему номеру. Номер не представляет из себя ничего особо примечательного, он практически точная копия того, в котором мы ночевали прошлой ночью в Дели. Симпатичный серый мышь быстрыми перебежками убегает от портье, проверяющего кондиционер, под столик с телефоном. Скашиваю взгляд на Ленку – она мыша не заметила. В принципе, она к ним нормально относится, как то раз на Алаколе у нас в номере тоже жил страшный зверь схожей породы, только хвост у него был короткий и сам он был чуть крупнее. Две ночи подряд зверь грыз оставленное ему печенье, а потом пытался забраться на койку к Ленке по свесившемуся одеялу. Был он, похоже, мужского полу и с четкой сексуальной ориентацией, потому что когда мы койками поменялись, зверь снова полез к ней, не забыв для начала подкрепиться печеньем. На следующий день мы попытались поймать его в пустую бутылку, после чего, оценив наше низменное коварство, зверь пошел подъедать припасы у соседей. В данном случае проверить пол или ориентацию индийского мыша у нас не выходит, кондиционер не работает и поэтому нас переселяют в другой номер, который выглядит намного симпатичнее. Впрочем, для нас разница маленькая, нас интересуют только подушки и простынки, потому что впечатлений за день набрано по самые ноздри, а спали мы сегодня явно недостаточно. Перед сном идем в ресторан и что-то там съедаем, если честно – ничего особенного, причем блюда с индийскими названиями явно адаптированы под туристов – совершенно не острые, на мой вкус. Возвращаемся в номер и засыпаем. С шофером договариваемся встретиться в 9 утра, хоть он и мудро предлагает поехать в 8, но на тот момент его мудрость нам недоступна. Перед сном из последних сил забегаем в душ. Впечатление такое, будто и этот душ хотел придушить местный Отелло и снова справился только наполовину – душ все еще работает, но вода из его покалеченного горла вылетает куда угодно, только не на сиротливо стоящее внизу тело. Спасительный ковшик стоит, естественно, тут же под руками…

21 марта

Продираем глаза, умываемся и даже завтракаем. При этом выясняется, что хотя завтрак в стоимость отеля и входит, но вот сок, входящий в этот завтрак, нам положен только за дополнительные деньги. Логика такого подхода приводит нас в изумление, тем более, что мы собирались заказать только тосты и чай, зато теперь назло всем съедаем еще и входящий в халявный набор омлет, который до этого есть не хотели.

Шофер ждет нас внизу и мы едем смотреть на Красный Форт. По дороге туда рассматриваю вчерашние 500-рупиевые пропуска для иностранцев и обнаруживаю, что в Агре с ним можно посетить 5 достопримечательностей, включая предстоящую, но только в день его покупки, который был вчера. Естественно, с покупкой соответствующих билетов для каждого из объектов за отдельную плату. Мда… хороший бизнес придумали ребята, особенно если вспомнить о предоставляемых за эту цену удобствах. Подъезжаем к форту, к удивлению, никто не спрашивает просроченные пропуска, просто продают билетики и мы попадаем внутрь. Не перестаю удивляться размеру индийских музейных билетов – их легко можно закрыть подушечкой большого пальца. А после того, как от него отрывают половину в качестве контрольки, остаток, положенный в карман брюк, теряется там навсегда.

Красный Форт нам тоже нравится и он снова не похож на Индию. Непохож он и на наши среднеазиатские строения, хоть и построен Великими Моголами, которые пробегали и по нашим родным Средним Азиям. Архитектура скорее европейская, с турецкими мотивами, впрочем я тот еще знаток и ценитель архитектурных излишеств в виде башенок и шпилей, поэтому просто ходим и просто смотрим. Жена все знает, но молчит, по внешнему виду хорошо заметно, что она наслаждается. Явно больше, чем вчера, может отдохнула и отоспалась, А может мощь и упорядоченность Красного Форта ей ближе и роднее нежного Тадж-Махала. Или ее привлекает мужественность Форта, как меня влекла женственность Тадж. Ладно, будем считать, что и в этом мы тоже натуралы… По тротуарам и газонам бегают бурундуки, аккуратные и полосатые, как косточки джиды. Народу намного меньше, чем в Тадже, то ли место не так популярно, то ли основная масса туристов еще не проснулась. Сам Тадж виден вдали на горизонте через утреннюю дымку, серый призрак вчерашнего белого безмолвия. И окружающие его красные стены того же серого призрачного цвета. Там лежит хан Джахан (не путать с Джахангиром, который был его папой!) и его вторая, но самая любимая жена Мумтаз. Там они похоронены, а здесь они жили. И даже чем-то управляли, сидя напротив друг друга на мраморных сидушках размером с трехспальную кровать. Сидеть там явно неудобно, фотографирую любимую жену на обоих тронах, при всем ее немаленьком росте на фотографиях она скромно ютится в уголочке белого женского трона и еще более скромно – в середине черного мужского. И снова идем по коридорам и коридорчикам, которые вдруг возникают среди абсолютной простоты строений. В проходе открывается маленький дворик, а в нем мечеть. Даже не мечеть, а мечетька, маленькая и аккуратненькая, из белого полированного мрамора, красивая, как дворец Аладдина. Был бы я джинном, положил бы ее в карман и украл, чтобы потом любоваться в одиночестве. Или использовать в качестве шаблона для воспроизводства миражей, чтобы увидевшие ее истощенные путники переселялись на тот свет удовлетворенными и счастливыми. Ах, да… я же добрый фей… Поэтому просто фотографирую, причем полностью захватить мечетьку в кадр не получается, дворик реально маленький, а беломраморное чудо достаточно емкое по сравнению с максимальным углом моего объектива. Ну и почему мне было лень взять с собой ширик? К тому же под ногами в самом оптимальном для фотографирования месте двора расположился японец с путеводителем в руках и наушниками на голове. Сел на белый мрамор в углу, читает описание и проникается духом места, не удивлюсь, если и в наушниках у него идет лекция о красотах Красного Форта и парень тащится от комбинированного орально-визуального ряда.

Солнце поднимается все выше, становится жарко и нам уже пора возвращаться в машину с кондиционером и ехать навстречу новым впечатлениям. И я уже начинаю воспринимать Индию, как отдельную страну, а не как прихожую, из которой мы попадем в Непал. Может быть и хорошо, что мы не улетели туда сразу.

Едем из Агры по дороге в Джайпур и отоспавшаяся Елена дает волю своему любопытству. Если кому-то взбредет в голову узнать массу ненужных и сомнительных сведений о стране, очень рекомендую взять с собой жену и дать ей отоспаться. Любовь всей моей жизни неплохо знает немецкий, испанский, чуть-чуть французский, а английскую речь индийцев часто успевает понять быстрее меня. При этом она отказывается разговаривать на любом языке, кроме родного и беззастенчиво использует меня, как переводчика. И я с лицом уставшего профессионала заученно бубню на классическом английском классические вопросы идиота-туриста. В результате мы узнаем названия деревьев, цветов, бурундуков, головных уборов и чего-то еще на хинди, узнаем, что это за маленькие кругленькие домики вдоль дороги, что это за ядерной расцветки кустики на разделительной полосе и все это возможно интересно, но я точно никогда этого не запомню. Пытливая супруга заводит речь о политических партиях, выборах и прочей фигне, которой я не интересуюсь даже в собственном государстве, а уж как с этим обстоят дела в Индии, мне абсолютно безразлично. К тому же чувствую, что бедолага уже просто дуреет от таких тем и прикидываю, как долго смог бы выдержать наш местный таксист, если бы ему пришлось поддерживать подобную беседу. И еще прикидываю достоверность сведений, которые он при этом выдаст.

По дороге в Джайпур заезжаем в Фатепур Сикри, резиденцию хана Акбара, который был внуком первого из Великих Моголов, хана Бабура и самым результативным из всех завоевателей Индии. Как представитель третьего поколения завоевателей, он уже крепко подзабыл бывшую родину, которой никогда не видел и ислам, который в его верованиях крепко замешался с индуизмом, а заодно и с католичеством. Для полного отрыва он взял себе трех жен, индуистку, мусульманку и христианку (португалку из Гоа, который в то время уже был колонией Португалии). В дополнение к трем женам у него было еще 800 наложниц (а по некоторым данным, целых 5000) и явно среди них были представительницы и других религий. В конце концов хан Акбар изобрел свою собственную религию, дин-и-илляхи, где мессией и посредником между богом и людьми назначил себя и которая, по словам путеводителей, объединяла в себе принципы всех трех религий его законных жен. Не совсем представляю, как именно он совместил единобожие мусульманства и христианства с пантеоном индуистских богов, но это эклектическое новообразование просуществовало ровно столько, сколько прожил он сам, а потом исчезло, не прижившись. Был заброшен и город, ее породивший и только сейчас его начинают восстанавливать и реконструировать.

Если вчера наш шофер не советовал брать гида в Тадж-Махал, то сегодня настоятельно рекомендует пойти именно с гидом, под предлогом, что комплекс большой и без гида мы там многого не увидим. Это только часть правды, потому что подъезжая к городу он начинает названивать кому-то и прямо на въезде в город нас уже поджидает гид, с которым они работают на подряде. Впрочем, расценки у него демократичные – 250 рупий за всю экскурсию, плюс по 25 рупий туда и обратно водителю тук-тука, который довезет нас до самого комплекса, куда на машинах нельзя – маленькое поощрение местного транспортного бизнеса или мелкой транспортной мафии, разницы нет. Гид, лет 55-60, довольно бойко лопочет по-английски и рассказывает массу того, что я точно не запомню никогда, а Ленка знает лучше него. И в качестве бонуса добавляет явно ориентированные на туристов животрепещущие подробности о казнях и кознях, о женах и наложницах, смешивая кровь и секс в стандартной пропорции один к одному. Вот здесь хан Акбар принимал народ, здесь беседовал с визирями, здесь играл в прятки с тремя женами и 800 наложницами… Позвольте, территория конечно большая, но вот для 800 наложниц прятаться в этих коридорах было бы затруднительно, как и хану спрятаться от них. Даже если вычеркнуть трех жен, оставшееся население гарема просто придушило бы его бюстами в такой теснотище. Приходим к совместному заключению, что в прятки шах играл с двумя небольшими группами наложниц – от страшненьких прятался, а за смазливыми гонялся. Жен при этом загоняли по их отдельным дворцам, чтобы не мешали веселью. Тут же, недалеко от коридоров, в которых повизгивали разного достоинства красавицы от щипков расшалившегося хана, находится большая площадь, на которой в уголке стоит беседка для занятия астрономией, а посередине – стол для игры в местный вариант шахмат. При этом на стол садился сам шах, а фигуры, которые изображали одетые в разные цвета девушки, двигались по его приказу напра- и нале-…во! Интересно, ему никто не подсказал, что можно для этой цели использовать брюнеток и блондинок и здорово сэкономить на одежде? . Где то на этой же площади находился дворец его мусульманской жены, я прослушал и не понял, в каком из зданий, но эта жена явно была взята по расчету – дворец у нее самый маленький. Португалке Мари достался дворец получше, а индианке – целых два, в награду за рождение сына. С рождением сына, собственно, и связано появление самого города Фатепур Сикри. У Акбара не было детей, что и неудивительно при таком количестве бабья. Если он действительно развлекался в тех масштабах, которые ему приписывают, семя просто не успевало созреть для полноценного зачатия. Но хан про биологию знал плохо, поэтому забеспокоился и поехал к жившему в этом районе святому суфию, который пообещал ему рождение сына. Хан вернулся домой и первой на его пути попалась жена-индианка, на которой хан и оторвался по полной за все дни вынужденного поста. В результате всем было счастье, хан получил сына, а жена – два дворца для проживания зимой и летом.

Выходим из дворцового комплекса и направляемся к мечети, которая отгрохана на месте, где происходила встреча со святым. Мечеть сделана в виде огромного замкнутого двора, здание напротив ханского входа, через который мы попадаем внутрь, представляет собой копию мечети в Мекке, а в середине двора стоит белое здание, построенное на месте, где святой суфий непосредственно проживал. В течение всей экскурсии гид рассказал об этом месте и об исполнении желаний раза четыре, живописно повествуя о ниточках, которые нужно завязать на решетке и о том, что желаний нужно загадать три, а потом никому никогда не рассказывать, чтобы они исполнились. Я было подумал, что произвел на него впечатление человека с дыркой в башке, но все оказалось проще – это нас морально готовили к процедуре лохования. По дороге к храму сидят продавцы счастья, которые предлагают купить у них кусок ткани, горсть цветов и ниточки, которые и следует повязывать на заветном месте, чтобы счастье тебя не миновало. Ну и естественно, наш гид подвел нас к своему напарнику по одурманиванию туристов. Парень, надо сказать, был тренирован на все категории посетителей, от совсем идиотов до слегка перегретых на солнце. На предложение купить указанный комплект и получить в награду три желания я сначало отреагировал адекватно – сказал, что слабо верю в реальность желаний, купленных у придорожного торговца. Тогда мне сказали, что эти деньги пойдут на благотворительность, что опять таки вызвало мой встречный вопрос – а почему нельзя пожертвовать деньги непосредственно на месте, в храме. Но парень был подготовлен не хуже замполита и сообщил мне, что если я там оставлю деньги, то они пойдут неизвестно куда, а вот купленный у него кусок ткани будет потом отдан бедным женщинам, чтобы они пошили себе платья. При виде этой тряпки, уложенной в прозрачный пакетик, у меня появилось стойкое убеждение, что она уже совершила многократное путешествие от места жертвования обратно к продавцу и что попасть на платье к бедной женщине ей дадут только когда она истреплется окончательно. Но мысль осталась невыраженной, потому что когда я встал, чтобы уйти, на меня как тигр бросился гид и стал убеждать, как это важно и полезно. Тут я малодушно сдался и купил весь комплект, но зато тряпочку мне отдали по цене, в три раза меньшей, чем просили сначала. С этой точки зрения, это была самая выгодная сделка за время нашего путешествия. А если прикинуть – обошлась раз в двадцать дороже своей материальной цены. Духовные же блага исчислению не поддаются. По дороге от продавца до места я, как это ни забавно, потерял волшебные нитки для желаний, но остальная часть ритуала была выполнена – тряпка брошена поверх других, цветы высыпаны на нее, после чего волшебные нитки нам оторвали внутри от большого клубка, хранимого здесь именно на такой крайний случай. Само здание храма с резными каменными решетками и дверью из эбенового дерева просто зовут расслабиться и остановиться, тем более, что снаружи совершеннейшее пекло, а внутри прохладно. Но царящий шум и гам с туристами, платками и цветочками в сопровождении гидов это желание убивает, поэтому ускоряем шаг и следуем на выход. Наш добрый гений влечет нас посмотреть и оценить высоту и красоту ворот, сделанных для прохода на территорию простого народа. Выходим наружу, а там вовсю буйствует солнце, причем время уже к полудню и температура в тени за 35 градусов. Чему равна температура ступеней, неизвестно, а мы оставили обувь у входа в мечеть. Сгоряча пробегаем метров пятнадцать и обратно летим прыжками, сверкая жареными пятками. Поджарился даже я, предусмотрительно не спрашиваю, что ощущает Елена, боясь услышать от нее что-нибудь нецензурное. Обратно на выход через ханские ворота идем по узкой полоске тени. Прямо посередине площади для нежнопяточных лежит длинная джутовая дорожка, но народу на ней немного – все скрываются в тени, включая аборигенов. Температурка не сильно ассоциируется с мартом месяцем, даже им не совсем комфортно. Забираем свои шлепки, отдав непременные чаевые их сторожу и по короткому пути мчимся назад, в машину, к кондиционеру и Джайпуру, до которого еще ехать и ехать.

На осмотр комплекса мы потратили кучу времени, поэтому надо бы поспешить, чтобы успеть в Джайпур до закрытия достопримечательностей, но естественно, шоферу, который «полностью в вашем распоряжении» и «едет, куда вы скажете», чихать на наши хотелки. У него режим, он должен пообедать и завезти нас в туристический ресторан, чтобы получить вознаграждение за доставленных на кормежку иностранцев. Интересно, он получает оплату за доставленные туристические головы, или процент от выпитого и съеденного ими? Если процент, ему крупно не повезло, в такую погоду внутрь идет только чай, хотя мужественные американцы из остановившегося тут же автобуса наворачивают что-то неопределенного цвета целыми тарелками. Боже, как в них только лезет? Или это мы перебегали лишнего под солнцем?

Чай выпиваем быстро, посещаем храм уединенных размышлений, помеченный на плане буквами МЖ, в котором ко мне с широкой улыбкой бросается служка с мылом и салфетками, влекомый законами жестокой видовой борьбы за излишек мелочи в моих карманах. Согласно закону симметрии в зеркально отраженном помещении напротив к Ленке бросается женщина, с точно таким же мылом и такими же салфетками… Жарко… Выходим в коридор и бесцельно шляемся еще минут пятнадцать по непременному магазину, забитому стандартной туристической фигней, потом из какой-то боковой пристройки появляется наевшийся шофер и мы едем дальше. Через некоторое время кондиционер в машине захлебывается от нагрузки и любимая жена начинает розоветь с нехорошим оттенком. Открываем окна, на трассе на скорости этого хватает для относительного комфорта, а еще через полчаса температура чуть-чуть падает, и выключенный для профилактики кондиционер оживает.

Дальше едем уже более-менее сносно, любуясь окружающим и проезжающим. Окружающее не так, чтобы очень разнообразно, но на крутых холмах вдоль дороги стоят какие-то форты со стенами, которые по протяженности могут тягаться с Великой Китайской. Что они тут охраняли и от кого? Водитель что-то отвечает, Елена что-то записывает, а время стремительно летит к закату. Проезжающих становится много, куча народу сидит и лежит на крыше вагонов (железная дорога тут проходит метрах в ста от трассы), целые грузовики забиты людьми с разрисованными лицами и крашенными волосами, все собираются на праздник Холи. Шофер сразу предупреждает, что завтра встаем рано, если выехать поздно, имеем шанс добираться до Дели очень долго, потому что дороги будут забиты гуляющими и пьющими. Это он молодец, это он домой торопится, ему бы еще вчера нам объяснить, что до девяти по утрам дрыхнуть не стоит, если не хотим опоздать в Джайпур.

Но в Джайпур мы все-таки опаздываем. Совсем чуть-чуть, но внутрь какого-то там дворца нас не пускают. Логикой понимаю, что там ничего особо толкового, по сравнению с Агрой и Дели, мы не увидим, особенно принимая во внимание состояние города, но тем не менее обидно. Мысленно крою водителя матом и за его молчание по поводу позднего подъема и за обед, без которого он бы вполне пережил, мог бы поесть, пока мы ходили по Фатепур Сикри. Или их там, куда они привозят туристов, бесплатно кормят, по контракту с турфирмой? Хм, похоже и так.

Ну да ладно, нельзя посмотреть внутри, будем смотреть снаружи. А снаружи тоже интересно. Понятно, что весь город в той части, где ходят туристы – это большая и шумная барахолка, но надвигающийся завтра праздник снижает значимость туристов и основанного на тих торгового бизнеса до приемлемых для нас значений. Пристают, конечно, но как-то терпимо. Или мы уже приобрели утомленный вид бывалых путников, на которых тратить силы не стоит.

В Джайпуре с поддержанием исторических ценностей не очень в порядке. Все в Розовом Городе какое то замшелое и облезлое, хотя Дворец Ветров (Хава Махал) уже потихоньку реставрируют. И начали ремонт еще пары зданий, похожих на старые, но названий которых я не знаю. Если честно, уже не очень и хочу знать, потому что мозги перестали впитывать новые впечатления. Все больше и больше народу ходит крашеными, повсюду продают краску, даже слоны, на которых катаются, тоже раскрашены достаточно обильно, вплоть до мошонки. Слон с крашеной мошонкой, круто… а интересно, ему не щекотно? Вечерней прогулки по центру Джайпура нам хватает для умиротворения, даже желание наорать на шофера потихоньку рассасывается. Возвращаемся к машине и уже в сумерках едем, думая, что сейчас попадем в гостиницу. Но нас привозят к горе, на которой стоит очередной форт.

Склон горы покрыт чем-то вроде кустарника, который выглядит совершенно одинаково, но цветет разыми цветами, причем совершенно ядерных расцветок. И среди всего этого стоит храм Лакшми. Из любимого мной белого мрамора, не такой величественный и красивый, как Тадж, и совсем не такой старый, а вполне свежий, но он тоже обалденно смотрится на фоне заходящего солнца. Сажусь на теплый камень, жена уходит смотреть храм, а я сижу, смотрю на закат. Когда она возвращается, я разуваюсь и тоже иду внутрь, уже совсем расслабленный. А когда я возвращаюсь, на улицах зажигают костры, которые готовили уже с утра и я перестаю понимать, что это за праздник, потому что завтра Холи, а сегодня день весеннего равноденствия, который празднуется мусульманами, как новый год и к тому же какое-то первое весеннее полнолуние и это тоже что-то значит…

А потом мы едем в отель, устраиваемся, договаривается, что завтрак нам принесут в половине шестого утра, а потом идем на крышу в ресторан и сидим там и смотрим на ночной город, который никак не хочет затихать. И едим что-то вкусное, что впервые за время этой суматошной поездки вызывает интерес и аппетит, А потом возвращаемся в номер и снова не включаем телевизор, а снова падаем и засыпаем, а Ленка еще успевает приготовить на завтра свой второй шарф, который я не отличаю от первого, хотя по ее мнению, он гораздо лучше подходит к кофточке, которую она наденет завтра…

22 марта

Утро… Зеваю широко и часто, причем настолько широко, что закрываются глаза, поэтому собираюсь на ощупь. За окном кто-то уже радостно поет какой-то хомо сапиенс, надо сказать, поет совсем неплохо, но я его радости пока не разделяю. Завтракаем тостами, джемом и чаем и после завтрака я вытаскиваю рюкзак и себя на прохладный утренний воздух. Потрясающе, здесь еще может быть прохладно! На улице – следы вчерашних костров, на обочине и на проезжей части, в том числе прямо на перекрестках. Народу никого, солнце еще за горизонтом, хотя уже светло. Вот когда надо фотографировать, но мы пролетаем через Джайпур без остановок и на выезде видим озеро и Водяной Дворец (Джал Махал). Когда-то он был красив, а сейчас просто развалюха, стоящая на сваях посередине озера, хотя розовый свет восходящего из-за холмов солнца делает его призраком дворца, давно оставшегося в прошлом. Пластиковые бутылки, плавающие возле берега, несколько портят пейзаж, но где их сейчас нет? Пока гуляем и фотографируем, шофер заправляется, солнце восходит и мы едем дальше. На холмах на выезде из Джайпура несколько фортов, с длиннючими крепостными стенами, но самый красивый находится в получасе езды – Янтарный Форт в переводе с английского, а на хинди его называли Тигриный. Форт красивый и желтый, черных полосок не видно, поэтому слово «янтарь» по цвету подходит к нему больше, чем «тигр», но с точки зрения психологического воздействия на осаждающего форт противника представитель кошачьего семейства вне конкуренции. Фотографируем, жалеем, что его нельзя посетить (шофер говорит, что он вообще закрыт для посещений, с чего бы это? То ли врет, то ли не знает, то ли имеется в виду, что сегодня воскресенье и праздник и никто не работает) и едем дальше, мимо редких групп мужчин и женщин, которые с размалеванными лицами и флажками схожего с лицами цвета направляются куда-то за город, там, где будет проходить фестиваль Холи для этого района. Я практически сплю, изредка отвлекаясь на перевод вопросов, которых у неугомонной Елены неисчислимое количество. Проскакиваем какие-то платные дороги, просто посты со шлагбаумами, полицейскими и военными в разной форме, но с непременными бамбуковыми дубинками разного калибра и длины в руках (государство крепко экономит на резиновых демократизаторах, им бы надо поставить бамбуку памятник, как эмблеме местной демократии!). Проезжаем через невероятные халупы и один вполне европейский город, который построили инвесторы и что-то в нем производят. И город большой и инвесторов в нем с десяток из разных стран, в том числе и самой Индии. А что, в списке Форбса какой-то индиец уже потеснил Билла Гейтса, так что есть порох в пороховницах страны великого короля Бхарата. Кстати, слово Индия – это для иностранцев, самоназвание страны – Бхарата, даже на купюрах на английском написано «Банк Индии», а на хинди «Банк Бхараты». И говорят, что многие индийцы, из тех, кто живет в провинции, даже не знают, что живут в Индии – это название им незнакомо. С хинди у меня плоховато, как и со знанием местных особенностей самоопределения, так что эту часть информации передаю со слов одного из индийцев, с которыми мы беседовали.

На въезде в Дели нас встречает громадная фигура Ханумана, нависающая над транспортной развязкой. Пока кружим по городу, водитель рекомендует нам не соваться сегодня на улицы, потому что основной элемент праздника для большой части населения заключается в том, что они напиваются до потери контроля сознания и в таком виде шатаются по городу. Что удивительно, до потери контроля конечностей, с последующим выпадением в осадок до похмельного утра понедельника, напиваются немногие, поэтому народу на улицах навалом и значительный процент не совсем адекватен. С этим прощальным советом нас завозят в гостиницу, пообещав забрать завтра утром и отвезти в аэропорт на рейс в Катманду.

В гостинице нас встречает умеренно раскрашенный персонал, выгодно отличающийся от народа на улице значительно меньшим количеством и разнообразием оттенков краски на физиономиях. И вообще, в основном сильно раскрашены или туристы, которых каждый считает своим долгом мазнуть куда придется, или бомжеватого вида подростки и молодые мужчины. Женщин практически не видно, а те, кто одет поприличнее, ходят максимум с цветной тиккой на лбу, а одежда при этом чистая. Долго выясняем, привезли ли нам наши билеты на завтра в Непал – их долго ищут, ни на мою фамилию, ни на имя не находят ничего. Собираюсь уже звонить в турбюро, но тут обнаруживают весь покрытый надписями конверт с именем «Елена» в углу, открываем и выясняем, что это они. Вздыхаю с облегчением – это практически последний неясный момент, где мы могли пролететь с Непалом, а теперь все в порядке. В номере принимаем душ, который впервые работает нормально и целенаправленно попадает на тело . И вообще, гостиница лучше, чем те, где мы останавливались до этого, единственно, бьет по глазам ядерный сиреневый цвет стен и потолка. И форма номера очень прикольная – куб с размером грани 4 метра, высоченные потолки, деревянные шкафы и достаточно тихий кондиционер, - все три ночи до этого кондиционеры работали, как светлой памяти армянские БК-500, производимые в бывшем СССР.

Через часик решаем проехаться по городу и посмотреть на Дели, в первый день у нас не было времени увидеть хоть что-то интересное, а что будет в последний день на нашем пути обратно домой из Непала – знает только Аллах. Поэтому идем к портье и спрашиваем, как бы прокатиться и куда лучше. Портье наша идея совершенно не нравится, он напоминает, что на улицах праздник и что увиденный иностранец подлежит немедленному окрашиванию, да и вообще это небезопасно. Мы говорим , что собираемся буквально одним глазом посмотреть на центр, после чего он созывает целый консилиум из служителей, один из которых выводит нас на улицу, окликивает стоящего тут же водителя тук-тука и дает ему инструкцию провезти нас только по центру и потом вернуть назад в целости и сохранности.

Мы едем по улицам, на которых постепенно стихает праздник – уже полдень и жара гонит в тень даже особо активных. Тем не менее, два иностранца в тук-туке пользуются некоторым вниманием и вслед нам летит что-то тяжелое, вроде бутылки, и внушительно бухает по тенту тук-тука. Ленка округляет глаза и чувствуется, начинает сожалеть о дерзкой вылазке в стан отмечающих праздник. Впрочем, на этом наши приключения подобного сорта заканчиваются и последующие проявления внимания ограничиваются рассматриванием на перекрестках моей жены из окон стоящих рядом автомобилей и с мотоциклов. Кстати, количество приличных автомобилей на улицах резко уменьшилось по сравнению с двумя днями назад – похоже, что вероятность получить камнем или бутылкой по кузову достаточно велика не только для нас. Ну или те, кто посостоятельней, пьют дома или направились за Дели, на собственно фестиваль Холи или просто погулять вне мегаполиса.

Ближе всего к нам оказывается Храм Лакшми Нараян, который посвящен практически всем индуистским богам, для каждого из которых в нем нашлась ниша или целое помещение. Храм современный, сделан из белого мрамора и гулять по нему приятно даже в жару, мрамор приятно ласкает ступни, поджаренные вчерашней прогулкой по Фатепур Сикри. Повсюду внутри – следы краски, осыпавшейся с участников Холи и скоро наши пятки приобретают оттенки, характерные, в основном, для их лиц. По храму ходит пара иностранцев, покрытых краской с ног до макушки – даже сложно определить их национальность и исходный цвет волос. Впрочем, все не так страшно, конкретно эти захотели покраситься сами – на остальных пострадавших достаточно много участков, где виден исходный цвет кожи, а многие отделались лишь пятнами на лбу и щеках. Мы с Ленкой ходим как белые вороны – окрас только на пятках! Храм достоин нашего внимания и мы проводим там около часа, жаль, что фотографировать внутри нельзя и камеру изымают, как и сотовые телефоны, в которых есть фотоаппарат. На выходе встречаем русскоязычную пару – муж категорически отказывается заходить внутрь, потому что нужно разуваться, а он где-то обжег ступни еще вчера и обновлять этот опыт не имеет желания. Рекомендуем им все-таки зайти, убедительно шевеля пальцами ног и уезжаем. Причем едем на заправку, тук-туки и таксисты очень любят делать это с пассажирами, вместо того, чтобы заправиться, пока мы ходим по музеям и храмам. Тут выясняется, что я забыл бленду, которую снял с объектива в камере хранения и мы снова возвращаемся в Храм Лакшми, чтобы ее забрать.

Следующая остановка – Мечеть Джама Масджид, самая крупная в Дели. Внутрь нас не пускают, хотя мы выглядим достаточно прилично, я в штанах и рубашке с длинным рукавом, а Елена укутана в свой солнцезащитный шарф так, что торчит только кончик носа. Но вокруг масса иностранцев, одетых более фривольно и я подозреваю, что мужик на входе просто не хочет создавать прецедент. Впрочем, мы не особо рвемся, двор внутри из темного камня, время к полудню и мы легко представляем процедуру замера их температуры голыми ногами. Так что осматриваем что можно снаружи и через арку входа, сидим на ступенях и уезжаем в Красный Форт. По сравнению с одноименным в Агре он выглядит менее ухоженным и каким-то пыльным. И снова нас встречают стремительные бурундуки, которые подбирают с дорожек что-то невидимое и исчезают в траве. Здесь же болтается непременный локальный бомж, который проникается чувствами к Елене и потом ходит за нами целый час метрах в двадцати по всему комплексу. Раздражает он и Ленку и меня, потому что норовит забежать вперед и встать точно напротив здания, которое я собираюсь сфотографировать. Рычание на английском языке вместе с выразительными жестами, показывающими, что ему не мешало бы уйти в сторону, на него не действуют. Так и ходим втроем целый час, расставаясь только на входе в музеи, куда его то ли не пускают, то ли он в душе противник искусства и это принципиальная позиция. По дороге встречаем еще одну неокрашенную пару иностранцев – у мужика пятно только на кепке, это сегодня редкость. Заходим в музей манускриптов, где под охраной скучающего полицейского в витринах лежат подлинники Фирдоуси, Авиценны и суперзвезды казахстанских банкнот – Аль-Фараби. Фотографировать нельзя, потихоньку ставлю на камере максимальную чувствительность и снимаю с бедра – бестолково, потому что в витрине куча переотражений от ламп и получается плохо. Потом идем в музей археологии, который достаточно странный и забит, в основном, разномастным оружием, в том числе любимыми мной кхукри, который еще предстоит купить в Непале. На выходе из музея встречаем нашего бомжа и вместе идем на выход, где он покидает нас с видимым сожалением.

Возвращаемся обратно в гостиницу, мимо сильно поредевших групп хОлиганов, празднующих Холи и я начинаю прикидывать, сколько же мы должны заплатить нашему тук-туку. Воспоминания о прочитанных путеводителях дают мне цифру порядка 350 рупий, но водила загибает пальцы веером и кричит, что штука рупий – это самая разумная цена за его услуги. Начинаю злиться, потому что 25 баксов за час езды, включая пятнадцать минут на заправку, плюс оставшиеся два часа, которые он проспал, нас ожидая – это явно завышенная цифра для Индии. Захожу в гостиницу и спрашиваю портье, сколько я должен заплатить упертому водиле за 3 часа тук-тукчества и посещения упомянутых выше мест. Водила уже забежал внутрь и стоит тут же, что-то крича и активно жестикулируя. Портье – европейского вида мужик лет 35, сразу говорит – 300 рупий, по 100 за час. Шофер верещит, как благородный дон, раненый в пятку и что-то ему втирает. В конце концов, мне это надоедает и я спрашиваю, нормально ли будет заплатить 500 рупий, лишь бы он отстал. Портье берет у меня деньги и отдает водителю, сопровождая это жестом в сторону двери. Тот уходит, явно недовольный и я спрашиваю, действительно ли этого достаточно, на что мне отвечают, что даже более чем. Возвращаемся в номер и снова лезем в душ по очереди, потом записываем все с нами происшедшее в черный блокнотик в клеточку и идем ужинать. К сожалению, в отеле нет ресторана на крыше, поэтому заказываем в номер что-то вполне съедобное, но опять адаптированное под туристов, я предпочитаю поострее. А завтра нас ждет Непал и поэтому у меня легкий мандраж, как будто не было всех этих дней в пути и путешествие начнется только завтра.

23 марта

Нас забирает после завтрака в 9 утра наш водитель и за полчаса доставляет в аэропорт. Елена использует предпоследнюю возможность получить новые знания и садирует по-полной, расспрашивая его про систему образования, пенсий и «вапче про жисть». Водитель расстается с нами с облегчением, возвращаясь к своей жене и детям и унося воспоминания о двух явных идиотах, которые за все три дня путешествия не купили ни единого сувенира.

Аэропорт в Дели достаточно большой и сравнительно бестолковый, возможно из-за того, что там идет реконструкция. Впрочем, это по сравнению с европейскими и американскими, с нашими он вполне сравним – то не работает табло, то хрипит громкая связь и стюардессам приходится выкрикивать номера рейса и порт назначения, бегая среди пассажиров. В здание пускают только после проверки билета и паспорта – посторонним туда хода нет. После десяти минут поиска встаем в очередь на посадку в Катманду, номер рейса, вроде бы, наш. Продвигаемся в очереди, справа круто экипированная девчонка с фирменным рюкзаком благородной степени изношенности ложится на стойку и просит перенести ее вылет, потому что у нее что-то со здоровьем и она хочет пару-тройку дней полечиться в Индии. С ней долго разбираются, не знаю, чем заканчивается история, потому что нам говорят, что мы не в той очереди и нужно пройти в другую компанию, из Jet Airlines на JetLite. Переходим, номер рейса тот же, регистрируемся, ждем в холле и в результате попадаем в автобус с теми же пассажирами, с которыми стояли в первой очереди. В расписании рейсов, которое лежит в кармане кресла, выясняем, что это партнеры и рейс у них совместный. Лететь всего час с небольшим, на обед нам дают холодный вегетарианский гамбургер, который падает в желудок и лежит там, не смешиваясь с окружающими его остатками завтрака. Перед посадкой стюардесса проходит по салону и разбрызгивает в потолок какую-то обеззараживающую аэрозоль с мерзким запахом. Сомневаюсь в ее особой эффективности, но это входит в правила авиаклмпании, как объявлено на трех языках. Впервые слышу слово «даньябад – спасибо», одно из немногих выученных мной на непальском. Елена составила целый непальско-русский словарик и с удовольствием его перечитывает, а я ленюсь, потому что рассчитываю на свой английский.

Заходим на посадку, с удивлением вижу внизу четырех и пятиэтажные дома, Непал представлялся мне другим. Здание аэропорта явно построено по европейскому проекту, хотя вся подразумевавшаяся под ним логистика переделана под собственные стандарты. Заполняем анкету для визы и какие-то таможенные декларации. Но самым главным документом являются 60 долларов, за которые нам двоим выдают желанные вклейки в паспорта на 60 дней пребывания. Любопытно, что у некоторых туристов на въезде пересчитывают деньги и сравнивают их с декларируемым количеством. Тут же находится обменник, в котором я меняю стольник, в принципе, совершенно зря, потому что курс обмена 59 рупий за один доллар (в городе 63) и к тому же за каждую обменянную сотню долларов здесь берут по 200 рупий комиссии, превращая эффективный курс в 57, что является откровенным грабежом. Да и за визы деньги берут в долларах, а не в рупиях, так что, если нет непальских денег, стоит поменять всего 10-20 долларов, чтобы хватило на такси до города, и заниматься обменом нужного количества уже там.

Еще до отъезда я выбрал себе отель по путеводителю, просто по названию «Сагарматха» с рекомендацией, что это тихий и чистый отель, но путеводитель был старый, а по опыту первой ночи в Индии мне приходит в голову, что нужно ехать в отель, который рекомендовали люди со схожими понятиями о том, что такое хорошо, а что такое плохо, поэтому едем в Blue Diamond, где четыре года назад останавливались мои хорошие знакомые. В Индии перед вылетом мы провели ночь в отеле Blue Sapphire, и это производит впечатление хорошего предзнаменования. Ну и по карте, на которую я наконец-то сообразил взглянуть в самолете, отель расположен гораздо ближе к Королевскому Дворцу. Выходя из аэропорта, спрашиваю какого-то американца, явно побывавшего здесь многократно, сколько стоит такси до Тамеля (туристический район Катманду). Ответ – 400-500 рупий, сильно отличается от прочитанной в путеводителе цены – «максимум 200, но довезут и за 120», но американец говорит, что это было давно и неправда, а вообще такси сейчас со счетчиком, едешь, смотришь и платишь. Выходим и на нас бросаются частники, один из них кричит, что довезет за 200 и я снисходительно смотрю в сторону американца. Как оказалось, зря, потому что водила божится, что имел в виду на человека, а нас двое ...

 Март 2008

<Александр Клепиков>

Мнения читателей:

Вы можете высказать свое мнение и будете первым!

На главную страницу
Заглавная India.ru Лента новостей Форумы Страна Индия Как поехать в Индию Впечатления путешественников Карта сайта Рассылка об Индии МахаЧат - заседание восточных мудрецов Гостевая книга Индия.Ру
 
 

Дорогие Друзья!
Приглашаем Вас принять участие в cоздании сайта www.India.ru
Присылайте свои материалы и впечатления об Индии, и всем что с ней связано.


TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
 
 
Дизайн - Чирков Павел