Индия Ру!
India.ru
Впечатления
 
 
Панчакарма в сезон дождей. Ковалам в августе.

Опубликовано Февраль 2009

ПАНЧАКАРМА

Весь первый месяц после возвращения в Москву Индия снилась регулярно каждую ночь. Ежедневно в шесть утра мы с женой начинали делать сурью намаскару. Я купил пару книг о панчакарме, чтобы подробнее узнать, что такое собирается делать Джи. И выяснил, что панчакарма – целый комплекс очистительных процедур, разработанный специалистами аюрведы с незапамятных времён. В идеале специалисты рекомендуют начинать панчакарму в середине июля. В разгар сезона дождей. Наилучшее место - штат Керала. Длительность – 28 или 21 день. Специальная диета для каждого, в зависимости от особенностей организма и характера заболеваний. По утрам – йога, по вечерам – медитация. Ежедневно разные виды массажей с травами и маслами. Процедуры для очищения глаз и улучшения зрения. Прочистка носа, желудка, кишок. Очищение от шлаков вплоть до клеточного уровня.

Мы подумали: нам по 50 лет, никогда очищением и выведением из организма токсинов не занимались - так почему бы не попробовать? К тому же мы не знаем, что такое сезон дождей. Тем более в тропиках. Доктору, например, из всех сезонов больше нравился именно этот. Он говорил, что в это время жара спадает, днём и ночью постоянная комфортная температура в 24-30 градусов, распускается множество цветов, много зелени, а воздух наполняется миллионами самых разных ароматов.

И мы вступили в переписку с доктором. Он долго колебался по поводу выбора места проведения панчакармы. Керала – хорошо, писал он нам по электронной почте, но Мукамбика – ещё лучше, хотя трудностей во много раз больше, т.к. туда надо везти массажные столы, масла, травы, лекарства, искать подходящее место проживания, размещать где-то обслуживающий персонал и так далее и тому подобное.

Ближе к лету появилась определенность. Окончательный выбор пал на Мукамбику. Образовалась и группа в количестве 12 человек: Тара, её мама и дочка, две замужние дамы из Уренгоя, одна девушка из Новосибирска, одна молодая дама из Москвы, её подруга с дочкой 13 лет, Гала и я. В последний момент изъявил желание присоединиться к нам сын Костя, взрослый парень. Оговорили и цены, которые установила Тара: с человека по 1200 долларов. Цена включала проживание, питание, лечебные процедуры, один час утренней йоги и один час вечерней медитации в течение 21 дня.

Программа предполагалась следующая: вылет 17 июля, сама панчакарма с 18 июля по 7 августа, с 8 по 25 августа путешествие по югу Индии, с 26 по 31 – туристические экскурсии в Дели и окрестностях, 1 сентября – возвращение в Москву.

Лететь со всей группой нам не очень хотелось. Поэтому мы купили билеты на 12 июля, причём сыну – туда и обратно, а себе – только в один конец, т.к. предполагали задержаться в Индии на несколько месяцев. Даже визу себе сделали годовую. Зачем? По наивности. Думали прикупить там соток 10-20 земли и домик скромный построить. Типа дачи. На зимние месяцы. Местные, например, строят хижины даже из пальмовых листьев. Сотка земли с кокосовыми пальмами на самом берегу океана стоила в пределах 700-800 долларов. Стали наводить справки, изучать особенности и нюансы местного законодательства.

Выяснилось, что иностранец, как частное лицо, вообще не имеет права покупать у них какую-либо недвижимость без разрешения Резервного банка Индии. Например, англичане, которые проигнорировали этот закон и купили дома или землю без всяких разрешений много лет назад, этим летом в массовом порядке все срочно бросились в Индию решать проблему, т.к. местные власти пригрозили изъять незаконно приобретённые объекты. Резервный банк редко и неохотно выдает разрешения иностранцам, которые прожили на территории Индии менее полугода, а кто более полугода – у тех есть, как говорят, реальный шанс.

Обычно в подобных случаях распространена другая практика. Иностранец может зарегистрировать там фирму, но по закону минимум 50% акций должны принадлежать индийцу. Такая фирма, будучи юридическим лицом, имеет право купить недвижимость. Правда, здесь тоже надо получать разрешение банка, однако особых проблем уже не возникает. Может быть, такой вариант кого-то и устраивает, да только не нас. Где гарантия, что партнёр-индиец не выкинет какой-нибудь фортель? Или, в случае его смерти, какой кульбит разыграют его наследники? Слишком рискованное дело.

А потом, зачем в Индии иметь собственность? Зачем привязывать себя к одному месту? Когда живёшь в одном доме и ведёшь личное хозяйство, то становишься вынужденным заложником этого дома, рабом этого хозяйства. Разве можно будет спокойно покинуть дом и отправиться в длительное путешествие по историческим местам? И вдруг где-то понравится больше? Продавать дом в одном месте и покупать в другом? Нет, свобода дороже. Куда приятнее ехать тогда, когда захочешь, туда, куда душа просит, на столько, на сколько угодно. Надо жить проще, не заморачиваясь ненужным бременем. В итоге мы отказались от мысли приобрести недвижимость в Индии.

Несколько раз при переписке мы задавали один и тот же вопрос доктору: какие вещи следует обязательно брать на сезон дождей? Каждый раз он упорно отвечал: куртки, плащи, резиновые сапоги, непромокаемые туфли, зонты. Тёплую одежду брать не надо, т.к. холодно не будет. Как потом оказалось, с куртками, плащами и сапогами он переборщил – весь этот тяжёлый груз нам ни разу не понадобился. А в остальном был прав.

За месяц до отлёта я бросил курить. К моему удивлению, через неделю красные бляшки на моих конечностях стали бледнеть и уменьшаться, а спустя две недели совсем исчезли. Мазь доктора практически не пригодилась.

11 июля.

Из Шереметьево вылетели в 21.00 и взяли курс на Мумбай. Самолёт был полупустой. Поскольку предстоял длительный перелёт, мы с женой подкрепились несколькими глотками коньяка, чтобы помочь организму легче адаптироваться к перегрузкам. Рядом сидел молодой парень-индус, я предложил ему из вежливости:

- Будешь коньяк?

- Да, конечно, - неожиданно согласился тот.

Мы выпили. Я спросил:

- Ты студент?

- Да, учусь в медицинской академии.

- Кем будешь?

- Терапевтом.

- Неужели обучение в России дешевле, чем в Индии?

- О-о, конечно, на целый порядок. Один год учёбы в Индии по стоимости равен трём годам в России.

- Да уж. А ты из какого штата?

- Керала.

- Неужели? У вас ведь там множество аюрведических институтов. В них тоже дорого учиться?

- Дешевле. Но дело не в этом. Конкурс там - сто человек на место. Чтобы поступить в аюрведический вуз, надо дни напролёт зубрить, зубрить и зубрить. И из месяца в месяц. Шесть лет. Такое не каждый может выдержать. Тут нужны не просто большие мозги, а о-о-очень большие. Я не такой.

- И как тебе в России?

- Очень даже хорошо. А вы летите отдыхать или по делам?

- Не то что бы отдыхать и не то что бы по делам. Как тебе сказать? Панчакарма у нас там. Знаешь такую?

- Конечно, знаю.

- Так вот, панчакарма наша будет проходить в Мукамбике.

- О-о, Мукамбика – это замечательно, - он чуть не подпрыгнул в кресле. Настолько его вдруг возбудило это слово. – Раньше вы, наверно, уже были там?

- Точно. А как ты догадался?

- У вас шнурки на руках. Особенные. Шнурки с таким плетением продают только в Мукамбике. Нигде больше.

- Ты бывал там?

- Много раз.

- Помогает?

- Очень… Я из бедной семьи. Страшно хотел получить образование. Но денег на учёбу не было. Я совершил паломничество и помолился Мукамбике. И буквально через неделю один мой друг помог мне взять кредит на образование. Это было как чудо. С тех пор я каждый год приезжаю в Коллур и молюсь Мукамбике. Может быть, поэтому дела у меня в целом идут хорошо.

- Ещё по 50 грамм?

- Давай.

Наливаем. Пьём.

- Кстати, вы слышали о терактах в Мумбае? – вдруг спросил наш новый знакомый.

- Каки таки теракты? Ты о чем?

- Как раз перед посадкой в самолет мне на мобильный позвонили родственники из Индии и сообщили, что только что почти одновременно прогремели шесть взрывов в шести разных поездах в окрестностях Мумбая. Много убитых и раненных.

- Кто же устроил эти теракты?

- Пока неизвестно.

- Господи, куда мы летим? – ужаснулась Гала. – Не повернуть ли нам назад, в Москву? Пока не поздно.

- Поздно, - констатировал я. – Уже, наверно, больше полпути пролетели. Это во-первых. Во-вторых, никто не знает, когда ему на голову упадёт кирпич. И упадёт ли? И кирпич ли это будет? Или что другое? Как говорил один из персонажей Булгакова, кирпич просто так на голову не падает. Всё кармически. Закон причинно-следственных связей работает безотказно. От него всё равно не уйти. Так о чем беспокоиться?

12 июля.

Приземлились в 04.30. Влажность, как в бане, температура + 29. Асфальт мокрый, кое-где лужицы. Судя по всему, дождь закончился недавно. По небу низко проплывают свинцовые тучи.

В Мумбае два аэропорта. Один – International, т.е. международный, где мы оказались. Другой – Domestic, т.е. местный, куда нам предстояло добраться, чтобы лететь дальше – в Мангалор. В здании аэровокзала никакой наглядной информации о Domestic я не обнаружил, поэтому спросил у полицейского, как нам попасть в этот самый Domestic. Тот объяснил, что сначала надо выйти через единственный выход на улицу, затем пройти вдоль здания вокзала до второго входа, где будет стоять нужный нам автобус. Мы так и сделали. Рядом со входом действительно стоял автобус. Пустой и закрытый. Рядом куча пассажиров-индусов. Я их спрашиваю:

- Этот автобус идёт в Domestic?

- Нет, - говорят, - в Пуну.

- А где же автобус на Domestic?

- Здесь нет такого. Идите дальше.

Дальше автобусов видно не было, только стоянка такси и моторикш, посреди которой располагался полицейский участок. Я зашёл в участок. Там было шесть человек – полицейских. Выслушав мой вопрос, они посмотрели на меня, как на дауна, и предложили воспользоваться такси. У одного из таксистов я поинтересовался, во сколько обойдётся поездка. Тот назвал сумму в 350 рупий (210 рублей), да ещё пытался убедить, что другим транспортом туда не добраться. Я не поверил. Не может быть, чтобы не было автобуса!

И я направился к главному входу в здание аэровокзала. По пути мне встретилась молодая индианка с чемоданом на колёсиках. Её лицо показалось мне знакомым. Вроде бы мы летели в одном самолёте. Я обратился с ней по-русски. Точно, вместе летели! На русском она говорила сносно. Оказывается, девушка учится на втором курсе в медицинском вузе в Твери. Короче, она просто и доходчиво объяснила, что надо войти в главный вход – там будет длинный коридор, ведущий в залу, из которой приглашают на посадку в шаттл (автобус-челнок), курсирующий между International и Domestic. Проезд бесплатный. Спасибо ей огромное! Так я понял: спрашивать о чём-то местных полицейских, мягко говоря, бесполезно. А таксисты – они везде одинаковы: наплетут что угодно, лишь бы усадить в свой транспорт и заработать денег.

Дорога на шаттле заняла всего пять минут, т.к. оба аэропорта находятся на одной территории. Domestic, правда, выглядит гораздо скромнее. Поскольку до нашего рейса оставалось три часа, мы сложили багаж на две тележки, вкусно перекусили в дешёвой закусочной и выглянули на улицу. Там начался дождик. Не сильный. Моросящий и частый. А через несколько минут прекратился. Странно как-то. Я представлял себе сезон дождей иначе: тропические ливни, причём беспрерывные, завывания холодного ветра, потоки воды, бегущие повсюду, глубиной минимум по колено. Ничего подобного ни в этот день, ни в последующие ни разу не случилось. Так и продолжалось: то дождь, то пауза - от нескольких минут до часа, просохнуть ничего не успевает, потом опять дождь, пауза, дождь, пауза. Каждый день.

Когда объявили регистрацию, я стал перебирать багаж и вдруг обнаружил пропажу своего мобильника. Он лежал в кармашке рюкзака. Этот рюкзак был летним, из непромокаемой ткани. Я купил его совсем недавно – за день до поездки. Специально для сезона дождей. У него в нижних частях лямок на пластиковых защёлках крепились два кармашка. При желании их можно было легко отстегнуть. Так вот, телефон исчез вместе с кармашком. Скорее всего, он отцепился в шаттле, когда я тянул рюкзак с верхней полки. Или украли. Так это случилось или иначе – что толку? Факт оставался налицо: мобильника нет. И тех 200 долларов, которые я накануне положил на счет, – тоже нет. Какая досада! Оборвалась, можно сказать, единственная связь с родиной.

Из Мумбая мы вылетели в Мангалор строго по расписанию. Перевозчик – авиакомпания King Fisher. Сервис нам понравился. Выше всяких похвал. Основной цвет компании – весёленький красный, который превалирует как в окрасе самолетов, так и в одежде стюардесс.

В Мангалоре нас тепло встретил доктор Джи, посадил в джип и повёз в Коллур, до которого 140 км. В большинстве своём индийские дороги находятся в ужасном состоянии. Ухабы, буераки, ямы – обычное явление. Поэтому наша скорость в среднем не превышала 50 км/час.

Через три с половиной часа мы, порядком уже утомлённые тяжёлой дорогой, наконец добрались до Коллура. Шёл дождь. Разместились мы в двухэтажном гестхаусе (гостевом домике) под названием “Souparnika” на самой окраине деревни. Гестхаус – это маленькая гостиница номеров на 10-15. Мы с женой заняли один номер, сын – соседний, за стенкой. Джи сказал, что с 17 июля весь второй этаж будет занимать только наша группа. Один номер без кондиционера стоит 250 рупий (150 рублей) в сутки независимо от количества проживающих. Раз уж мы приехали раньше, надо будет оплатить гостиницу за пять дней, т.е. 2500 рупий, но не сейчас, а как-нибудь потом. Ну ладно, потом – так потом.

Номер имел застеклённые окна, балкон и огромный трёхлопастный пропеллер под потолком, который при включении издавал неприятный дребезжащий звук, и чем сильнее раскручивался, тем громче дребезжал. Поначалу я даже опасался, не упадёт ли он нам на голову. Слава богу, обошлось. Комната представляла из себя следующее: две жёсткие кровати типа топчана, журнальный столик, два стула, шкаф для одежды с двумя вешалками, вручную скрученными из жёсткой проволоки, умывальник с зеркальцем и санузел, где стоял европейский унитаз с душиком для подмывания, огромное пластмассовое ведро-бак литров на 15, в нём лежала замызганная литровая пластмассовая кружка для поливания, а из стены торчали два крана. Ни мыла, ни полотенец, ни одеял. Горячая вода отсутствовала напрочь. Поэтому помылись, точнее ополоснулись, холодной водой. Вытирались своими полотенцами, предусмотрительно взятыми с собой. Процедура подействовала освежающе, учитывая, что температура воздуха – около 30 градусов. Потом я узнал у служащих гостиницы, что горячая вода бывает только утром с 5 до 6 утра. Правда, если потребуется горячая вода в течение дня, они могут нагреть ведро воды на кухне и принести в номер. По моей настоятельной просьбе нам позже все-таки выдали мыло, полотенца и одеяла.

Поскольку с собой у нас была крупная сумма наличных долларов, их надо было куда-то спрятать. Я поинтересовался у менеджера гестхауса, нет ли у них сейфа. Тот развел руками: мол, ничего такого и в помине нет. На вопрос, где я смогу арендовать сейфовую ячейку, он ответил, что в их деревне есть всего-навсего один банк и мне лучше обращаться туда.

Спать легли пораньше. С дороги всё-таки. И тут мы услышали ночь. Это нечто совершенно невообразимое. Воздух, густо наполненный тёплой влажностью, словно живой организм, вибрирует миллионами самых разнообразных звуков. Это и надсадное кваканье сотен, может быть даже тысяч лягушек, и пронзительный стрекот цикад, и непрерывающиеся чьи-то писки с эффектом эха, и заливистое пение таинственных птиц, и совсем уж странные звуки невиданной живности, похожие, например, на отсчёт метронома или шум высоковольтных проводов под напряжением. Было такое ощущение, будто находишься в московской квартире, окна которой выходят на Садовое Кольцо и при этом широко распахнуты. Но вместо дисгармоничной городской какофонии, столь равнодушной, выхолощенной и искусственной, мы слышали целый оркестр естественных звуков дикой природы и дышали горным тропическим воздухом, тёплым и влажным, как будто мы снова очутились в утробе матери.

Лишь одно обстоятельство мешало нам и не давало спать всю ночь – комары. Мы промучились всю ночь, отбиваясь от них до самого рассвета, при первых же признаках которого они, словно нечистая сила, куда-то исчезли, растворились в пространстве.

13 июля.

Проснулись поздно. Позавтракали в одной из уличных забегаловок: масала-чай и пончики с травяной начинкой. Сходили на речку Супарнику в гости к целебным рыбкам. Из-за дождей количество воды возросло многократно. Теперь это была не тихая мелкая речушка, а широкая и шумная горная река мутно-жёлтого цвета с сильным течением и многочисленными водоворотами. Поэтому мы не стали раздеваться и зашли лишь по колено. Рыбки тут же набросились на наши ноги и приступили к деликатному и нежному пиллингу.

Пока длилась приятная процедура очищения кожи, мы созерцали окружающую природу: в нескольких шагах от нас ходили и сидели макаки, как дворовые собаки, в ожидании фруктов или сладостей; на соседнем дереве несколько птичек издавали ритмичные трели, чем-то похожие на мантры; вдруг над нами пролетела яркая цветастая птица величиной с голубя и села невдалеке на камень – мы успели рассмотреть её и поняли, что это тот самый знаменитый кингфишер, который является официальным символом штата Гоа, во-первых, а во-вторых, названием местной авиакомпании, и, в-третьих, торговой маркой индийского пива, а ещё есть крупная рыба кингфиш. На противоположном берегу реки зашевелилась трава - и мы разглядели медленно ползущего трёхметрового питона. «А не пора ли нам уходить?»- подумали мы одновременно и быстренько выскочили из воды, подальше от греха.

По дороге к храму встретили Джи, неторопливо прогуливающегося в компании с каким-то худощавым немолодым человеком. Незнакомец был одет в оранжевую рубаху с длинными рукавами и белую доти (кусок тонкой ткани размером один на два метра, который носят местные вместо брюк, обмотав на бёдрах, как юбку, и подвязав особым способом без применения булавки, верёвки или иного вспомогательного средства). Глаза большие, на выкате, и красные, как у многих индусов. Взгляд глубокий, мягкий, умный и вместе с тем несколько отстранённый. Высокий лоб. Волосы всклокочены. Чёрная с проседью борода. Ноги босы – так тут ходят почти все. Только в облике его было что-то нетипичное: с виду йог, но йог с неким налётом интеллигентности, что ли. На правой руке у него я заметил часы с большим циферблатом. Правда, в этом ничего странного не было, поскольку даже у некоторых храмовых жрецов я видел наручные часы, а у одного – так вообще даже мобильный телефон. Что поделаешь, плоды цивилизации со временем проникают в любую культуру.

- Познакомьтесь, - обратился к нам Джи, - это Суман, мой учитель.

Мы представились. Как и положено, сказали, что рады знакомству. Мы действительно были рады, так как давно хотели увидеть его, ещё с тех пор, как узнали от Тары, что у Джи есть некий духовный наставник, о котором практически ничего не известно. Почему-то нам казалось, судя по словам той же Тары, что ему лет 70, а тут перед нами предстал мужчина в расцвете сил, которому на вид ну никак не больше 50. Кстати, хотя Джи и представил своего учителя по имени, сам он в разговоре обращался к нему «Свами». Свами – это не имя, а титул, которого, согласно местным традициям, удостаиваются люди, ведущие духовный образ жизни и уже достигшие просветления, независимо от возраста. Переводится это слово приблизительно как «уважаемый учитель».

- Мы собрались соку попить в этом ресторанчике, - я показал пальцем на ближайшую забегаловку. – Не хотите присоединиться?

- С удовольствием, - ответили они.

Мы поднялись на второй этаж, где, кроме нас, не было других посетителей, и сели за столик. Заказали соки и чай.

- Вы сейчас из храма? – обратились мы к Суману с глупым в общем-то то вопросом, поскольку народ здесь ходит только в двух направлениях – либо в храм, либо из храма.

- Да, мы шли оттуда, - сказал он. И неожиданно добавил: - Бог – не личность. Бог – это энергия. И энергия эта повсюду.

- Если она повсюду, зачем тогда люди посещают храмы?

- Интенсивность разная. Святые места – это точки наиболее мощной концентрации божественной энергии.

- Интересно, на каком расстоянии вокруг Джйотирлингама сохраняется максимальная энергия?

- Около 100 метров.

- Почему вы так думаете?

- Я не думаю. Просто знаю…

- В индуизме существует много всяких направлений, школ и разных сект. Каких взглядов вы придерживаетесь?

- Если следовать часам, - это быть рабом времени. Я – последователь самого себя.

- А кто ваш учитель?

- Коровы, пчёлы, птицы… словом, вся природа.

- То есть у вас нет и не было гуру?

-Нет, - широко улыбнулся он.

- А чему учит природа?

- Истине. Кстати, выражение «Истина побеждает» - это государственный девиз на гербе Индии.

- И в чём же истина?

- В выражении «здесь и сейчас».

- Это трудно постичь.

- Да, трудно. Но можно.

- И что для этого нужно?

- Например, медитировать.

- Однако в процессе медитации очень трудно избавиться от разного рода мыслей.

- А не надо напрягаться. Пусть они как приходят, так и уходят. Будь сторонним наблюдателем. Твои мысли – это не ты. Просто наблюдай, но не следуй за ними.

- Кажется, этому надо учиться много лет.

- Не обязательно много лет, можно гораздо быстрее, - громко и весело засмеялся Суман.

- А вы бывали когда-нибудь в Москве? – спросил я после некоторой паузы.

- Нет.

- А в Европе?

- Нет. Я никуда не езжу.

- Почему?

- Потому что везде одно и то же. Та же земля, вода, воздух, солнце, те же люди. Ничего нового. Зачем куда-то ездить, если всё это есть здесь?

По окончании чаепития все мы вышли на улицу и заглянули в торговые лавки. Поскольку местных денег у нас не было, а поменять доллары здесь просто негде, нас выручил доктор, разменяв нам небольшую сумму из своего кармана. Мы купили кое-что по хозяйству: один зонт за 150 рупий (90 руб.), две простыни по 125 рупий, мыло за 2,50, упаковку спиралей от комаров за 22 и литровую бутылку питьевой воды за 12.

На этой же улице я вдруг заметил банк. К счастью, он был открыт. Отделившись от всех, я зашёл внутрь, чтобы решить вопрос с сохранением наличности. Никто из персонала по-английски не понимал. Только главный менеджер худо-бедно мог изъясняться. Я обратился к нему:

- У вас есть сейфовые ячейки?

- Есть.

- Я хочу арендовать одну. Какие у вас условия?

- Вы клиент нашего банка?

- Нет.

- Тогда ничем помочь не могу. Арендовать ячейку имеет право только клиент нашего банка.

- Мне что, открыть у вас счёт?

- Да, и положить туда минимум 4000 рупий.

- У меня нет рупий. Могу ли я открыть долларовый счёт?

- Извините, но мы не открываем валютных счетов.

- А у вас можно обменять 100 долларов на рупии?

- К сожалению, у нас нет обменного пункта.

- Может быть, вы подскажете, где тут поблизости есть обменник?

- Вы знаете, здесь вы нигде не обменяете ваши доллары.

- Что же мне делать?

- Ближайший город, где вы сможете это сделать, - Кундапура.

- Это далеко?

- Километров 40.

- Мать моя женщина! – воскликнул я, но упорно продолжил этот странный диалог: - Хорошо. Допустим, я найду рупии и открою счёт в вашем банке. Я могу это сделать?

- Да, но при условии, что вы предоставите нам 2 фотографии 3х4, копию паспорта и поручительство одного из клиентов нашего банка.

- Ни хрена себе! А в какой форме? Письменной?

- Нет, не обязательно, можно и в устной.

- А если у меня нет таких знакомых?

- Ну, - тяжело вздохнул менеджер и впал в задумчивость. – Тогда что-нибудь придумаем.

- У вас в банке можно сделать ксерокопию?

- Нет, мы этим не занимаемся.

- И куда мне обратиться?

- Не знаю.

- Так сколько будет стоить аренда ячейки сроком на два месяца?

- Мы не сдаём на два месяца.

- А на сколько?

- На год.

- И сколько стоит годовая аренда?

- 450 рупий. Кроме того, вы должны оставить ещё депозит в размере 4000 рупий.

- А депозит за что?

- Порядок такой. На случай, если вы, например, потеряете ключ или содержимое ячейки вызовет повреждение соседних ячеек. Но сумма депозита будет возвращена вам после того, как вы закроете договор аренды.

- Что ж это получается? Аренда маленькой ячейки обойдется мне в 4450 рупий?

- Нет, 4000 вам вернутся.

- А на два месяца никак нельзя?

- Извините, нельзя.

- Ну что же, спасибо за консультацию.

- Пожалуйста.

После такой беседы я навсегда похоронил идею арендовать банковскую ячейку. В итоге мы хранили деньги и документы в номере. Не таскать же их постоянно с собой.

Дождь то льёт минут 10-15 или даже 30-40, иногда ливнем, а по большей части моросит, то перестаёт на такие же отрезки времени. Ветра практически нет. Серые тучи проплывают очень низко с постоянной скоростью. Периодически между тучами возникает разрыв, и тогда видны кусочки голубого неба. Жарко, но приятно. От чрезвычайно высокой влажности не ощущается дискомфорта, наоборот – тепло, безопасно и уютно, как в детстве, когда засыпаешь, прижавшись к горячей груди матери.

На нас легкая летняя одежда. Она почти не чувствуется. На ногах – шлёпки. Что мы одеты, что раздеты – никакой разницы. Сухие мы или мокрые – также не важно. В помещении мы или на улице – везде одинаковая температура и высокая влажность. И зачем только мы пёрли с собой резиновые сапоги и дождевики? Они тут совершенно ни к чему.

14 июля.

Встали в 6.30. Горячей воды нет. Помылись холодной. У юноши на рисепшине я поинтересовался, куда делась горячая вода. Тот развёл руками и, практически не зная английского, с большим трудом объяснил, что всю ночь не было электричества, поэтому нечем было нагреть воду. Что тут скажешь?

После утреннего чаепития сходили в храм. Паломников было очень мало. Хорошо, просторно. Когда совершали даршан, один из брахманов, молодой парень, спросил, видели ли мы джйотирлингам. Мы ответили, что нет, никогда. Тогда он зашёл в святая святых, сел на корточки перед Мукамбикой, приподнял золотую крышку и погладил рукой чёрную гладкую поверхность лингама, освобождая тем самым его от цветов. И нашему взору предстала индусская святыня, которой поклоняются многие тысячелетия. Указательным пальцем правой руки он провёл по золотой нити и сказал:

- Вы видите эту золотую полоску на джйотирлингаме?

Мы утвердительно закивали. Он продолжил:

- Она делит джйотирлингам на две неравные части. Меньшая полуокружность означает мир проявленный, также мужское начало, или Шиву, большая – мир непроявленный, также женское начало, Шакти, или Парвати. Шива и его жена Парвати – это одно целое, дух и сила. Шива и шагу не может ступить без Парвати. Также и Парвати бессильна без Шивы.

Мы поблагодарили брахмана за широкий жест и комментарии и двинулись дальше. Напротив входа в одно из святилищ на метровом постаменте находился чёрный каменный бык величиной с ягнёнка в сидящей позе с подогнутыми под себя ногами. На середине спины у быка возвышался хохолок, отполированный до блеска прикосновениями бесчисленных паломников. К нему приблизились две дамы-индианки с вплетёнными в причёску гирляндами из живых цветов жасмина, благоухающих ароматом, погладили хохолок и пошептали что-то ему на ухо. Не удержавшись, я спросил:

- Если не секрет, что такое вы сказали ему?

- Это секрет, - смущенно и вместе с тем добродушно засмеялись они, сверкая белыми зубами.

- Ну всё-таки? – не унимался я. – И для чего?

- Мы обратились к нему с просьбой осуществить наши желания, - наконец, сжалились надо мной дамы, продолжая широко улыбаться.

- Вы думаете, он поможет?

- Не знаем, но надеемся. Люди говорят, этот священный бык исполняет все желания.

- А как зовут его?

- Имя ему Нандин. Это ездовое животное Шивы.

Следующим местом, у которого мы задержались дольше обычного, было святилище Сарасвати. На площадке перед изображением богини один индус потрясающе играл на флейте. Две девочки-подростки пели национальные песни. Кто-то сидел в углу в позе лотоса и медитировал. Мы долго и завороженно смотрели на всю эту картину, и нас не покидало ощущение, что играющий на инструменте, возможно, медитировал таким вот необычным образом под звуки собственной музыки, и девочки пели не просто так, а словно в трансе.

На выходе из храма увидели тощую корову с грустными глазами, которая шла, еле передвигая ноги. Гала сочувственно посмотрела на неё и решила покормить. Она купила банан и протянула корове. Та сначала с любопытством понюхала плод, потом осторожно взяла его в рот и начала тщательно пережёвывать, глядя на нас уже с удивлением. Когда она закончила есть, из неё полилась на землю струя мочи. От удовольствия. Понаблюдав за этой сценой, мы пошли вдоль торговых лавок, а корова, будто щенок, увязалась за нами, тыча мордой Гале прямо в живот и требуя ещё лакомства. Мы ускорили шаг, чтобы отвязаться от неё, но она не отставала. Словно с ума сошла. Тогда мы побежали. Только толку было мало - корова неслась за нами трусцой. И так резво! Погоня продолжалась где-то с километр. В конце концов, нам удалось избавиться от неё, зайдя в какой-то ресторанчик с главного фасада и выйдя через заднюю дверь.

После обеда опять прогулялись на речку, сделали пиллинг.

Вечером в одной из книжных лавок мы заметили Джи с учителем. Они искренне были рады нас видеть. Мы тоже стали рассматривать книги. Суман показал пальцем на томик Фрейда и задал мне вопрос:

- Вам нравится Фрейд?

- В целом да, - на секунду задумался я и продолжил: - Он довольно успешно исследовал низшее бессознательное, но вопросов высшего бессознательного и религиозности он умышленно не касался. А как вы относитесь к нему?

Ответ был невербальный – в виде гримасы отвращения. Гала спросила у Сумана:

- А вы читали труды мадам Блаватской?

- Нет, не читал, - улыбнулся он, - но много слышал о её «Тайной доктрине» и о полковнике Олькотте. Кришнамурти, хотя и не был оккультистом, писал, в принципе, о том же самом.

- А слышали ли вы о семье Рерихов?

- Нет, таких не знаю.

- Вчера вы сказали, что истина – в выражении «здесь и сейчас». Я с вами полностью согласна. Где-то с месяц назад, размышляя о трёх формах времени, я вдруг поняла, что нет прошлого самого по себе. Ибо оно уже прошло, и его нет теперь. Оно может существовать только как мысленное воспоминание, представление. Стоит переключить свое внимание, например, на пролетающую мимо бабочку, как воспоминание мгновенно прекращается. Нет и будущего самого по себе, ибо нет его сейчас, а есть только наши фантазии о будущем. Существует лишь настоящее, о котором человек часто забывает, обращаясь мысленно либо в прошлое, либо в будущее. То есть в человеческом сознании все три времени в виде чувств, воспоминаний и фантазий сходятся в одной точке на «здесь и сейчас».

- Совершенно верно. Это и есть человеческая жизнь. Но смерть не точка, а запятая.

На этой оптимистической ноте мы вышли из лавки и расстались. Когда до гестхауса оставалось метров 100, небеса вдруг разверзлись и на нас обрушился сильнейший ливень. Я с удивлением обнаружил, что сквозь материю зонта проникают капли дождя и барабанят меня по голове, словно и нет зонта надо мной. Я даже подумал, что, наверно, зонт порвался и поэтому протекает где-то. Но он был в полном порядке. Я спросил жену и сына, нормальные ли у них зонты. Они ответили, что толку от них почти никакого. Просто наши зонты не рассчитаны на столь интенсивный поток воды. Естественно, в номер мы зашли уже мокрые насквозь. Когда привели себя в порядок и вышли подышать на балкон, то увидели, что шумный дождь прекратился. Наступила тишина. Но разве это тишина? Мы прислушались. Слух, как в замедленной съемке, стал наполняться звуками дикой природы. Сырой плотный воздух словно ожил. Запели ночные птицы. Опять, как и прошлой ночью, заработал невидимый метроном, заслышалось гудение несуществующих высоковольтных проводов, а нарастающий звук симфонического хора тысяч лягушек производил такое впечатление, будто дышащая тёплой влагой земля шевелилась, как живая.

15 июля.

Проснулись в 6.00. Хотели принять душ, но горячая вода опять отсутствовала. Напрочь. Пришлось вылить на себя ведро холодной воды. Очень тонизирует.

После обеда в храме собралось много паломников. Брахманы выносили идол Мукамбики и трижды обходили с ним вокруг святилища. Мы наблюдали, как один паломник-индус, облаченный только в подобную юбке лунги, в экстатическом порыве сначала распростёрся на каменном полу лицом вниз и с вытянутыми вперёд руками, а потом стал катиться, переворачиваясь с бока на бок, прямо по лужицам, вокруг святилища. Его товарищ шёл рядом и направлял его по нужной траектории, иначе тот мог укатиться куда-нибудь не в ту сторону или удариться о каменные стены или металлические столбы, поддерживающие навес над двориком. Надо сказать, дело это не простое, т.к. путь занимал метров 300, к тому же подобное перемещение по мокрым камням чревато травмами и синяками. Видимо, этот индус был очень набожным человеком, совершившим какой-то большой, с его точки зрения, грех, и таким образом надеющимся получить очищение. Потом я не раз наблюдал такие проявления богопочитания, хотя происходят они не часто. Это вполне в традициях индуизма. И не только мужчины так катаются, но и женщины, одетые в яркие сари.

Перед сном, зайдя в туалет, я заметил на потолке рядом с лампочкой маленького гекона – это такая полупрозрачная ящерица бледно-жёлтого цвета, на лапках которой есть особые липучки, благодаря которым она легко бегает по стенам. Я замер и стал наблюдать. Гекон долго не двигался. Вокруг горящей лампочки кружились комары и мошки. Наконец одна мошка устала летать и села передохнуть в 10 сантиметрах от гекона. Гекон же, выдержав паузу в течение где-то минуты, неспешно сделал несколько шажочков в её сторону и, когда до неё оставалось сантиметров 2, опять впал в паузу. Затем резко стрельнул длинным язычком - и мошка исчезла в его пасти. А гекон продолжал неподвижно сидеть на месте, как будто ничего не случилось, в ожидании очередной жертвы, или порции пищи.

16 июля.

С утра горячей воды по-прежнему нет. Начинаем уже привыкать к холодному душу. Температура воздуха всё время одинаковая - от 25 до 30 градусов.

Под моросящим утренним дождиком я один сегодня отправился в храм. Людей было мало. На площадке для проведения пудж во внутреннем дворике мне удалось спокойно помедитировать полчаса. Когда я закончил и собрался уходить, появились Джи и Суман. Я спросил:

- Что-то вчера мы вас не видели. Уезжали куда-то?

- Да,- ответил Джи, - весь день я занимался организационными вопросами. Вернулся в гостиницу поздно вечером. А прямо сейчас мне надо торопиться в аэропорт в Мангалор встречать Тару с группой.

Выйдя из храма, доктор попрощался с нами, сел в нанятый джип и уехал. А мы с Суманом отправились в гестхаус, захватили Галу с Костей и все вместе зашагали на речку Супарнику. Во время этой неспешной прогулки мы любовались деревенским пейзажем, наблюдали за жизнью обезьян на берегу реки и одновременно беседовали на разные темы:

- Суман, сколько вам лет?

- 57.

- Вы женаты?

- Нет.

- Вы где-нибудь работаете?

- В том смысле, в котором вы имеете в виду, - нигде. Самая лучшая работа – это познание самого себя.

- А по профессии вы кто?

- В 22 года я закончил университет по специальности железнодорожный инженер, 9 лет работал на заводе по строительству вагонов. Потом ушёл в духовный путь.

- Доктор Джи несколько раз в год посещает Мукамбику. А как часто вы здесь бываете?

- Очень редко. Почитание бога в храме, паломничества, пуджи – это лишь первый, начальный этап в духовной жизни. Следующий этап – внутренний духовный путь. Это довольно узкая тропинка, которая может вместить только одного человека.

- Герой «Махабхараты» Арджуна получил в дар от богов разнообразное оружие. Но в произведении нигде оно подробно не описывается. Что это было за оружие?

- Оружие Арджуны – результат глубокой медитации. Это сверхъестественные способности.

Под вечер я один пошёл в храм. Брахманы вынесли идол Мукамбики во внутренний дворик и под музыку трижды обошли святилище, при этом один брахман, непрерывно читая вслух мантры, поливал маслом ги ряд небольших камней, напоминающих по форме лингамы, рядом со стеной «святая святых» и посыпал на них белый рис. Среди этих лингамов я увидел лишь один прямоугольный камень размером с бетонный блок 20х20х40 см. Меня заинтересовало, чего в нем такого особенного, что он почитается наравне с остальными символами. Поэтому, когда процессия закончилась, я приблизился к этому камню и внимательно посмотрел: на его окаймленной рамкой плоской поверхности возвышались 9 полусфер диаметром сантиметров по 5 и одна полусфера в виде розетки диаметром побольше. Все это было искусно выполнено резьбой по камню.

Размышляя о значении данного предмета, я отошёл в сторонку, к тому месту, где на стене висело изображение в металле, похожем на серебро, кобры чуть ли не в натуральную величину. Она будто ползла, извиваясь, вверх по стене. Некоторые паломники останавливались перед ней и почтительно складывали ладони на груди, другие гладили её правой ладонью с головы до кончика хвоста, третьи наоборот, проводили рукой от хвоста к голове. От частых прикосновений капюшон кобры отполировался до блеска.

Рядом остановился один индус 56 лет, как потом выяснилось из разговора, в оранжевом одеянии и с заросшей головой, как у Карла Маркса. Он с нескрываемым любопытством уставился на меня и я вдруг почувствовал, что он с готовностью может дать ответы на все мои вопросы. И я не удержался:

- Что означают те камни у святилища? Это лингамы?

- Да, но не только. Они также символизируют планеты. А на вон том прямоугольном камне изображены девять планет и солнце, - он как будто прочитал мои мысли. – Наша солнечная система. Макрокосм и микрокосм одновременно. Видите, как расположены круги? Три вверху и семь внизу. Всего 10. Священные числа.

- Потрясающе! И давно тут лежит этот камень?

- Я думаю, не одно столетие.

- Не разъясните ли вы мне ещё один момент, который меня смущает?

- С удовольствием.

- Вот изображение кобры. Одни люди гладят её сверху вниз, другие – наоборот. А как надо на самом деле?

- Всё очень просто, - улыбнулся мой собеседник. - Кобра символизирует кундалини, жизненную энергию. Кундалини спит, как свернувшаяся кольцами змея, в муладхара-чакре, самом низшем энергетическом центре человека. Цель медитации и йоги – разбудить кундалини и поднять её по чакрам вверх до макушки. Поэтому и кобру нужно гладить снизу вверх, т.е. от хвоста к голове. Кто это знает, делает именно так. Только невежды гладят сверху.

- Как давно вы живете здесь?

- Уже 7 лет.

- А где?

- В ашраме «Чандрананда Сарасвати». Это в 5 минутах ходьбы к востоку от входа в храм.

- И чем вы занимаетесь?

- Я – гуру, обучаю духовной практике и преподаю Бхагаватгиту в ашраме.

- У вас есть иностранцы?

- Иногда бывают. Но сейчас только индийцы. Если будет желание, заходите к нам.

- Большое спасибо за приглашение.

На этом мы расстались, и каждый пошёл своей дорогой.

Где-то к 8 вечера в гестхаус прибыла наша группа из 9 человек. Суета с размещением по номерам заняла около часа. Затем все собрались в столовой, где нас накормили пресными лепёшками с 2 такими же пресными подливками, совсем без специй, и свежевыжатым соком манго. Специальная диета, о которой нас предупреждали, началась!

Все разбрелись спать почти сразу после ужина, так как устали до потери пульса от долгой и утомительной дороги. Наконец наступила полная тишина в коридоре. Вдруг раздался пронзительный девичий вопль. Мы тут же выскочили из номера, чтобы узнать, что стряслось. Оказалось, это Настя, девушка из Новосибирска, зайдя в туалет у себя в номере, увидела на потолке у лампы гекона и испугалась, поскольку никогда в жизни не видела таких ящериц. Мы её довольно быстро успокоили и опять легли спать. Слава богу, оставшаяся часть ночи прошла без происшествий.

17 июля.

Сегодня проснулись поздно, в 8 утра. И случилось чудо – дали горячую воду. Пусть не надолго, но хватило всем.

На завтрак, обед и ужин нас кормили бананами, ананасами, манго, папайя и рисом с пресными подливками.

После завтрака доктор Джи провел консультации, уделив каждому от получаса до часа. Он подробно выспрашивал о том, у кого где, что и как болит, о принимаемых таблетках, о работе желудочно-кишечного тракта и прочем, относящемся к функционированию организма.

В 7 вечера стемнело и нас отвезли в другую гостиницу под названием “Lalithambika”, где Джи арендовал пустую комнату для занятий медитацией и йогой. Расслабляющую медитацию мы проводили под руководством худощавого чернобородого индуса лет 35 по имени Гирыш, лицом весьма похожего на Ленина. Его слегка прищуренные глаза были как чёрные угольки с какой-то плутовской искрой.

Мы лежали на ковриках на спине. За зарешечёнными окнами без стёкол шёл сильный ливень. Из магнитофона лилась медитативная музыка. Едва слышимый из-за шума дождя и музыки монотонный голос Гирыша вещал по-английски, а Тара переводила по-русски: дыхание спокойное и ровное, расслабьте левую ногу, расслабьте правую ногу, расслабьте левую ягодицу, расслабьте правую ягодицу, расслабьте левую руку, расслабьте правую руку, расслабьте живот и внутренние органы, ваши кишки расслаблены, ваша печень расслаблена, ваша левая почка расслаблена, ваша правая почка расслаблена, сердце работает спокойно, ваше левое лёгкое расслаблено, ваше правое лёгкое расслаблено, мышцы спины расслаблены, ваша шея расслаблена, ваш подбородок расслаблен, ваша нижняя губа расслаблена, ваша верхняя губа расслаблена, ваша левая щека расслаблена, ваша правая щека расслаблена, ваша левая ноздря расслаблена, ваша правая ноздря расслаблена, левый глаз расслаблен, правый глаз расслаблен, левая бровь расслаблена, правая бровь расслаблена, расслабьте ваш лоб, левое ухо расслаблено, правое ухо расслаблено, все ваше тело расслаблено. Слово “relax” он произносил протяжно, растягивая звук «а» на несколько секунд с затухающими колебаниями, так что конечное сочетание звуков «кс» иногда вообще не произносилось – особенно там, где глагол “relax” стоял после определяемого существительного.

К концу полного релакса кто-то похрапывал, а кто-то хлопал на себе комаров, от которых некуда было деться - они буквально пожирали нас. После захода солнца это совершенно озверевшие насекомые.

Когда все закончилось, Гирыш хитренько так посмотрел на нас и спросил, понравилась ли нам расслабляющая медитация. Разумеется, все сказали, что да, отлично, замечательно. А я не стал кривить, и прямо заявил, что очень сильно мешали комары. Он сначала удивился, а потом сказал, что это нормально, поскольку комары – такие же живые организмы, как и люди, и тоже имеют право на жизнь, пусть себе летают, не надо обращать на них внимание. Конечно, ему трудно нас понять: во-первых, он местный, к насекомым привыкший с детства, во-вторых, в брюках до пят, в рубашке с длинными рукавами и с обильной растительностью по всему телу. Не то что мы – в майках и шортах. Понятное дело: что индусу хорошо, то русскому смерть. Тем не менее, я попросил его и доктора Джи как-то решить эту проблему на следующих занятиях. Те пообещали, что завтра возьмут с собой антимоскитные палочки-благовония.

Мы вышли на улицу. Темно, хоть глаз выколи. Кругом лужи и ручейки. Дождь как раз прекратился накануне. Часть группы вернулась в гестхаус на джипе, другая, в том числе и я, - предпочла пройтись пешком. Благо, обратный путь занял всего минут 10. Две дамы задержались по дороге – звонили домой с уличных телефонов, которых тут довольно много. Но это далеко не привычные для нас телефоны-автоматы: на улице за столиком сидит оператор, так сказать, рядом с ним в кабинке или просто на столике под навесом стоит обычный телефонный аппарат, соединенный с электронной приставкой, на дисплее которой отображается номер набранного телефона, время разговора и стоимость. Минута с Москвой стоит от 12 рупий (7 рублей). Это в 5 раз дешевле, чем говорить с мобильного по роумингу. Расчет только за наличные. И без всяких чеков. Найти эти переговорные точки не составляет труда, так как около них обычно висит рекламный щит с огромными буквами “STD/ISD”.

Ужинали прямо в коридоре у себя на этаже, для чего принесли столы и стулья из столовой и расставили их в один длинный ряд. Получился такой единый большой семейный стол. После ужина состоялась ещё одна консультация, но уже с другим доктором, пожилым. Он задавал те же вопросы, что и Джи. Что-то записывал. Потом сказал, что приготовит для каждого специальные пилюли и передаст их нам через Джи перед нашим отъездом в Москву.

Перед сном Джи выдал всем нам по две бутылки (большой и маленькой) аюрведического лекарства (настоя из трав) для ежедневного употребления в течение 21 дня. В большой бутылке находилась темная сладковатая жидкость, которую предписано пить по 5 колпачков без воды дважды в день - после завтрака и после ужина, а в маленькой – такая же тёмная, но горькая-прегорькая, которую надо принимать по 3 колпачка, смешанных с 9 колпачками воды, два раза в день – утром перед едой и вечером перед медитацией. На вопрос, от чего лекарство, Джи ответил, что оно способствует размягчению клеток и выведению токсинов из организма.

Поскольку массажных столов всего 2, составили график: кому и во сколько делать массаж. Как на конвейере. И чтобы за день успели все. Поскольку хотя бы за час до массажа есть не рекомендуется, время завтрака и обеда у всех будет разное. Нам беспокоиться об этом не надо, поскольку обслуживающий персонал сам проследит за своевременной подачей еды. Более того, могут даже принести в номер.

Массажисты – молодые мужчины. А для особо стеснительных дам – женщины-массажистки. Кто как пожелает.

Первые четыре дня для всех прописан общий массаж тела. Это подготовительный этап. Далее процедуры будут назначаться каждому свои.

18 июля. Первый день панчакармы.

Встали в 6 утра. Приняли горячий душ. К 7 часам кто пошёл пешком, кто поехал на джипе в «Лалитамбику» на утреннюю йогу.

Когда все расселись и успокоились, Гирыш проникновенно спел шанти- мантру:

Ом асат ома сат гамая

Тамас ома джйотир гамая

Мритьор ма амритам гамая

Лока самаста сукино бхаванту

Ом шанти шанти шанти хи.

Что в переводе с санскрита означает:

Ом от небытия к бытию

От темноты к свету

От смерти к бессмертию

Во всех мирах да будет счастье

Ом мир мир мир.

Его пение сильно напоминало русскую народную песню с эдаким надрывом и глубокой душевной болью. Мы были просто очарованы.

Занятие началось с 10-минутной релаксации лёжа на спине. Затем под руководством Джи выполняли 3 круга сурьи намаскары. Но на этот раз принятие каждой из 12 поз полукруга Джи сопровождал пением определённой мантры:

Поза 1: Ом Митрайя нама ха

Поза 2: Ом Равайе нама ха

Поза 3: Ом Сурьяя нама ха

Поза 4: Ом Бханаве нама ха

Поза 5: Ом Гагайя нама ха

Поза 6: Ом Пушне нама ха

Поза 7: Ом Хиранья Гарбхайе нама ха

Поза 8: Ом Маричайе нама ха

Поза 9: Ом Адхитайя нама ха

Поза 10: Ом Савитри нама ха

Поза 11: Ом Аркайя нама ха

Поза 12: Ом Бхаскарайя нама ха

Эти мантры представляют собой приветствия, обращённые к Солнцу, с перечислением 12-ти его имён-качеств, что в переводе на русский означает:

1. Здравствуй, Друг!

2. Здравствуй, Сияющий!

3. Здравствуй, Источник Всего!

4. Здравствуй, Блистающий!

5. Здравствуй, Небесный!

6. Здравствуй, Знающий Путь Истины!

7. Здравствуй, Космический Золотой Зародыш!

8. Здравствуй, Луч Света!

9. Здравствуй, Сын Адити (Космической Матери)!

10. Здравствуй, Рождающий!

11. Здравствуй, Достойный Славословий!

12. Здравствуй, Жизнедатель!

Потом сделали бастригу, пранаяму и несколько распространенных йоговских упражнений. Закончили опять релаксацией лёжа на спине и принятием позы эмбриона на левом боку.

В 8.00 у меня был первый массаж. Общий. Расслабляющий. В 4 руки. С обильным втиранием травяного масла. Длился он ровно час. Затем меня посадили в камеру-парилку, пропарили 10 минут и осторожно, словно хрустальную вазу, извлекли обратно - скользкого, истекающего потом и совершенно умиротворённого, обтёрли салфетками и вручили металлическую чашу с желеобразной смесью из трав и белой глины. Это вместо мыла, т.к. обычным мылом не рекомендуется смывать с себя целебное масло после таких массажей. Завязав полотенце на бёдрах и держа чашу в руке, как некую драгоценность, я босиком прошлёпал по коридору к себе в номер и принял душ, тщательно растирая всё тело полученным составом. Удалось смыть только малую часть масла. Основная же часть всё равно не смывалась и впитывалась в кожу постепенно весь оставшийся день.

Обеденные столы расставили в разные концы коридора, поэтому получилось нечто вроде двух обеденных зон, где периодически ели по одному, два или три человека.

На завтрак подали какую-то кашку с овощами, стакан чего-то, похожего на чай, и тарелку с нарезанными кусочками папайи и манго. Завтрак получился плотный и сытный.

Где-то часа в 2 обед: рис, две овощные пресные подливки, бананы и свежевыжатый сок манго. Количество еды не ограничено: если кто просил добавки – ему тут же приносили.

Сразу после обеда у меня наступило полное отупение и я почувствовал дичайшую усталость. Это так давал о себе знать массаж! Веки глаз самопроизвольно опускались под действием собственной силы тяжести и поднять их было невозможно, разве что пальцами. С большим трудом дойдя до кровати, я моментально отрубился и не заметил, как проспал полтора часа.

В 19.00 мы опять в «Лалитамбике». Про антимоскитные палочки никто не вспомнил. Перед началом занятий Гирыш зажёг камфору на тарелке и обошёл помещение по кругу несколько раз, читая мантры. Так он делал потом в последующие дни почти всегда. И всякий раз, возвращаясь в свой номер, мы тщательно промывали носы от чёрного пепла, хлопьями которого успевали порядочно надышаться за время занятий.

Сегодня он проводил с нами так называемую «динамическую медитацию». Разработал её специально для европейцев известный индийский проповедник Ошо, любивший роскошь и считавший себя «гуру для богатых». И хотя он отошёл в мир иной ещё в 1990 году, но до сих пор в книжных магазинах продаётся огромная масса его сочинений, состоящих из проповедей и философских рассуждений, а основанный им в индийском городе Пуне крупный ашрам по-прежнему принимает тысячи европейцев и американцев, делая хороший бизнес на стремлении людей к духовному росту.

Цель «динамической медитации» - освобождение от скрытых негативных факторов психики. Длилась она час и состояла из 4-х частей: первые 15 минут – тряска всеми частями тела под соответствующую мелодию (что-то из репертуара «АББА»), вторые 15 минут – каждый танцует свой собственный медленный танец из плавных движений, через которые высвобождается излишняя энергия, третьи 15 минут - сидеть и представлять, как музыка входит в тебя, четвертые 15 минут – расслабленно лежать и просто слушать медитативную музыку. Но последнюю четверть часа пришлось тяжко – опять одолели комары.

Когда мы закончили и вышли на улицу, Гирыш спросил, как нам понравилась медитация. Мы из вежливости сказали, что да, неплохо, давно не танцевали, одна только беда - комары помешали хорошенько релакснуться. Он же заулыбался и посоветовал не обращать внимания на комаров: ведь ни могут быть воплощением твоего дедушки, например, или другого какого-нибудь родственника. Так зачем убивать дедушку?

19 июля. Второй день панчакармы.

Проснулся я в 5.30 от криков павлинов перед самым рассветом. Сделал полный комплекс сурьи под их перекличку, что доставило мне ни с чем не сравнимое удовольствие.

Дальше день потёк по уже сложившейся схеме: в 7 утра йога с Гирышем, в 8.20 массаж, потом завтрак, отдых, обед.

После обеда собрался консилиум из Джи, Гирыша и ещё одного молодого доктора аюрведы по имени Сатьяджит. Каждого из нас они подробно опросили о болезнях, жалобах, образе жизни, питании. Померили пульс и давление. Пообещали приготовить специальные индивидуальные лекарства для приема после курса панчакармы. Дали рекомендации – кому что можно есть, а что противопоказано. Оказалось, что мне, например, нельзя употреблять в пищу птицу, творог и молоко. Кроме прочего, зачем-то спросили, какую музыку мне нравится слушать. Глядя в открытое окно, я ответил, что мне нравится музыка дождя.

Вечером опять проводили «динамическую медитацию», но с иным содержанием: 10 минут – плакать, несколько минут – замереть в паузе, 10 минут – смеяться, 10 минут – танец под музыку то медленно, то быстро – кто как хочет, 10 минут – релакс лёжа на спине под медитативную музыку.

За время этой медитации случились некоторые странности. Так, тучная дама из Уренгоя, которую массажисты прозвали между собой Фэт («толстая» - в переводе с английского), пытаясь заплакать, почувствовала себя плохо и обратилась за помощью к Таре, навалившись на неё всей своей тяжёлой психической массой. Та, обладая не менее тяжелой массой, сначала принялась успокаивать её, но не выдержала нагрузки, впала в ярость и резко ушла, как потом выяснилось, в храм – искать душевное равновесие.

Кроме того, в последние минуты релакса Суман, Гирыш и Джи ходили между нами, распростёртыми на ковриках в состоянии транса, и проделывали над нами некие пассы руками. Может быть, проверяли чакры или изучали энергетику каждого. Я-то ничего особенного не заметил, а вот Гала чётко ощутила, как подошёл Джи, или Суман, и простёр руку над её головой. И тут же она почувствовала у себя между бровей огромную дыру, наполненную жёлтым светом. И она подумала: неужели кто-то открыл ей некий канал?

Когда все закончилось, наши учителя были очень веселы. Они оживлённо что-то обсуждали между собой на своём родном языке и смеялись. На мои вопросы о том, что это такое было при релаксе, они по-детски улыбались и всячески уходили от ответа. Да и потом, спустя время, они так ни в чём и не признались. Но осталось ощущение, что нас тестировали.

20 июля. Третий день панчакармы.

Всю ночь напролёт хлестал жутчайший ливень. Встали в 6.30. Слегка прохладно. Гирыш собирался провести «динамическую медитацию» по системе: 10 минут – интенсивный выдох в положении стоя, 10 минут – притворяться сумасшедшим, смеяться и плакать, 10 минут – резкий выдох со звуком «ху» из живота вверх, 10 минут – опять замереть на месте, 10 минут – танец в свободной форме, 10 минут – релакс лёжа. Но тут закапризничала Тара: сказала, что она плохо себя чувствует, сердце болит, и вообще она хочет уйти. Пока Гирыш выяснял с ней отношения, отрубилось электричество. Ясное дело, теперь музыки не будет. А значит, отменяется и медитация. По чисто техническим причинам. Даже смешно. Поняв, что медитации не будет, следовательно и грузить её никто не будет, Тара согласилась остаться.

В результате Гирыш делал с нами йогу: 3 круга сурьи с мантрами, бастрига, пранаяма и прочее.

В 8.30 массаж. Почему-то сегодня массажисты показались мне чересчур добрыми.

На завтрак подали как обычно: жёлтый банан, полная тарелка нарезанных кусочками манго, каша из трав, лимонный сок. Медленно пережевывая пищу, я утомленно смотрел в распахнутое окно. Дождь как раз прекратился. На соседнее дерево прилетели 2 резвых попугая. Через несколько минут улетели. Низко над дорогой порхала огромная бабочка размером с ласточку. Крылья чёрные, с ярко синими вставками. Через некоторое время я увидел ещё одну бабочку таких же гигантских размеров, с такими же чёрными крыльями, но с ярко-жёлтыми прожилками. Я и потом их встречал - почти каждый день. Удивляло то, что даже капли дождя не мешали им спокойно парить в воздухе.

После обеда (рис, овощные подливки, сок из папайи) мы с Галой прогулялись по дороге в горы километра 2. Миновав маленькую деревню недалеко от нашего отеля, мы шли по асфальту, а слева и справа располагались дикие джунгли, сырые и тёплые, из которых время от времени доносились странные звуки. Кто знает, какой жизнью живёт этот лес, полный всякой разной живности. Но страха не было. Наоборот, чувствовалось животное единство с природой. Иногда по деревьям прыгали обезьяны, не особенно обращая на нас внимания. Мы дышали пропитанным влагой тёплым воздухом, и казалось, что мы вдыхаем и выдыхаем воду. Будто рыбы. От столь тяжёлого дыхания перенапрягалось сердце, стук которого ощущался в каждой клеточке тела.

Мы с большим трудом дошли обратно в номер. И легли в кровать совершенно обессиленные. А ведь доктор предупреждал, что во время панчакармы нельзя долго гулять и много двигаться, нужно больше лежать или сидеть, т.к. мышцы и кости размягчены в результате диеты на основе масла ги и интенсивной массажной терапии. Да, он оказался прав.

В 19.00 мы опять в зале для медитаций. Первое упражнение состояло в том, чтобы выражать свои чувства гнева, грусти, радости и прочее на несуществующем, спонтанно придуманном языке. Следующее упражнение – «броуновское движение» на ограниченном пятачке. Потом релакс лёжа на спине. В конце Гирыш спросил, как мне понравились упражнения. Разумеется, я сказал: «Окей». Хотя, по правде говоря, в Москве наши отечественные специалисты на различных семинарах проводят подобные мероприятия гораздо профессиональнее. А это – так, детский сад какой-то.

Во время ужина из нарезанных кубиками манго, папайи и ананасов на столе перед Тарой оказалась тарелка с ореховым сладким пирогом. Она стала всех угощать и говорить, что чуть ли не Джи принёс эту сладость. А оказалось, она сама это купила, ни с кем не советуясь, поскольку ей так захотелось. Словом, подложила всем маленькую свинью. Возможно, это было её такой своеобразной формой выражения скрытой агрессии.

Между прочим, агрессия появилась и у других. Например, дама по имени Фэт стала ныть, что её не устраивает время массажа. В результате она вынудила Аниту, свою знакомую из Уренгоя, поменяться очерёдностью. А Люба, молодая женщина, возвращаясь из храма, упала с лестницы и прокатилась целый пролёт. Сильно ударила правую ногу и левую руку.

После ужина Джи, Тара и остальные дамы продолжили сидение за столом, весело общаясь на разные темы. А мы с Галой и Костей уединились в своем номере, смастерили музыкальный центр из цифрового аппарата с флэшкой и динамиками от компьютера и стали слушать матерные песни Шнура. И на душе как-то сразу потеплело.

21 июля. Четвертый день панчакармы.

В 7.00 началась «динамическая медитация» по обещанной схеме: 10 минут – интенсивный выдох, 10 минут – быть сумасшедшим, плакать и смеяться, 10 минут – замереть, 10 минут – медленный танец под музыку, 10 минут – релакс.

В 8.30 четвертый и последний расслабляющий массаж. Таким образом, закончился первый этап панчакармы. С завтрашнего дня начнётся второй этап. У каждого назначены разные процедуры. У меня, например, 3 дня будет насья и кири.

Завтрак состоял из нарезанного кусочками манго, 3 бананов, 2 идли (рисовые лепёшки), пары овощных подливок и стакана свежего морковного сока.

Дождь то льёт, то прекращается. Иногда сильный, иногда моросит. Но низко плывущие тучи не дают пробиться солнцу. Сырость кругом неимоверная. Хоть и тёплая. Постоянная сырость наполняет не только воздух и пространство, но и вещи, и даже кожу, мышцы и кости.

Красивый и дорогой английский зонтик Галы, купленный в фирменном магазине «Маркс и Спенсер», исправно служивший последние 10 лет и выглядевший как новый, начал ржаветь уже на четвертый день пребывания в Индии. А сегодня, в десятый день, он заржавел окончательно и бесповоротно. И восстановлению не подлежал. Мой японский зонт также не выдержал испытания сезоном дождей – ржа проела его насквозь, в результате чего он переломился пополам всего лишь от лёгкого прикосновения.

После завтрака мы с Костей отправились искать Интернет. По дороге купили новые зонтики местного производства по цене 130 рупий (80 рублей) за штуку. В деревне был только один компьютер – он располагался в крошечной уличной лавке, где продавали конфеты и печенье, под лёгким навесом из картона и пальмовых листьев. Один час работы в Интернете стоил 40 рупий (около 24 рубля) в час. При этом часто отключается электричество. Правда, на такой случай рядом стоял бензиновый электрогенератор, да толку от него было мало - он либо не заводился, либо постоянно ломался.

Купили мы и местную сим-карту, чтобы удешевить связь с внешним миром. Стоила она недорого – 800 рупий (480 рублей). Но чтобы её купить, с нас потребовали ксерокопию паспорта и 2 фотографии – такие у них правила продаж сим-карт. Счёт пополняется через активацию карточек следующих номиналов: 330 рупий (200 рублей) – на 175 единиц с лимитом на 30 дней, 565 рупий (340 рублей) на 350 единиц с лимитом на 40 дней, 1130 рупий (680 рублей) на 820 единиц с лимитом на 4 месяца. Чтобы понять, что означают эти единицы, надо иметь в виду, что исходящий звонок в Москву стоит 45 единиц за 1 минут разговора, входящий звонок из Москвы обойдется в 10-15 единиц. Это, кстати, гораздо дороже, чем звонить из уличных телефонов STD/ISD, где 1 минута разговора с Москвой стоит всего 12 рупий (7 рублей), а в воскресенье и того меньше.

Затем мы зашли в храм приобщиться к духовности. Помедитировали в каменном портике. Когда закончили и собрались уходить, ко мне приблизился один молодой индус-паломник и сказал в очень вежливой форме, что в шортах тут не совсем правильно находиться, поскольку они препятствуют циркуляции божественной энергии, и лучше всего ходить в доти или лунги.

Разумеется, из храма мы тут же направились в ближайшую лавку и купили 2 лунги (это кусок цветной ткани размером 1х2 метра) по 65 (39 рублей) и 80 рупий (48 рублей), одну – оранжевую – для меня, другую – жёлтую – для Кости. В лавке мне также объяснили разницу между доти и лунги. Оказывается, доти – это та же лунги, но белая. Продавцы также научили, как правильно заворачивать лунги. Но носить её в том виде, в каком купили, её нельзя – края необмётанные. Для таких случаев при магазине сидит девка-чернавка за швейной машинкой. Всего за 5 рупий (3 рубля) она быстро и ловко подшила нам края ткани, при этом всё время улыбалась и смотрела на нас, как на диковинку.

На обед в гостинице подали, как обычно, рис, подливки, одну чипсу из рисовой муки размером с блюдце под названием «пападам» и стакан ананасового сока.

Плотно отобедав, мы с Галой вышли на улицу и встретили Сумана, идущего со стороны храма. Он спросил:

- Куда направляетесь?

- Хотим прогуляться по дороге в горы, - ответили мы, и предложили: - Не желаете ли присоединиться?

- С удовольствием, - радостно оживился он.- Я люблю гулять и беседовать.

И мы втроём неспешно двинулись в путь. Периодически мы видели огромные стаи крупных стрекоз, которые как чёрные тучи зависали над нами и медленно передвигались вдоль дороги. И дождь не становился им помехой. Иногда пролетали мимо и гигантские бабочки. На асфальте время от времени встречались мокрицы размером с зажигалку. Они очень медленно ползли куда-то по своим делам, но стоило к ним прикоснуться, как они тут же свёртывались, подобно ежу, и часами потом лежали в таком состоянии. Суман сначала молча и грустно смотрел на наши забавы с мокрицами, затем не выдержал и заметил:

- Не надо прикасаться к насекомым.

- Почему?

- У них плохая энергетика.

- Кстати, об энергетике, - вспомнил я. – Сегодня в храме один человек сказал мне, что находиться в храме в шортах или брюках – плохо в плане энергетического обмена. Вы-то постоянно ходите в лунги, а Джи, например, всегда в белых брюках, даже в храме, хотя прекрасно знает, что энергия беспрепятственно циркулирует только если на тебе лунги или доти. Как же его понимать?

 Июль 2008

Мнения читателей:

Вы можете высказать свое мнение и будете первым!

На главную страницу
Заглавная India.ru Лента новостей Форумы Страна Индия Как поехать в Индию Впечатления путешественников Карта сайта Рассылка об Индии МахаЧат - заседание восточных мудрецов Гостевая книга Индия.Ру
 
 

Дорогие Друзья!
Приглашаем Вас принять участие в cоздании сайта www.India.ru
Присылайте свои материалы и впечатления об Индии, и всем что с ней связано.


TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
 
 
Дизайн - Чирков Павел